rus eng
Архив номеров / Номер 6, 2020 год Распечатать

К вопросу о распространении и этиологии дистоции у самок черноморских дельфинов афалин

УДК 06.02.06
DOI 10.33861/2071-8020-2020-6-38-42

Семёнов В.А. ЗАО «Геленджикский дельфинарий», г. Геленджик

Введение. Беременность является важнейшим периодом в жизни китообразных, в том числе содержащихся в неволе, связанным с ростом и развитием плода [10]. Это естественно, накладывает свой отпечаток на особенности питания животных, их подвижность, возможность участия в демонстрационных мероприятиях или научных исследованиях. Поэтому, всё более актуальными становятся своевременная диагностика беременности, установление её точного срока, особенностей течения и предупреждение возникновения дистоции.

Одним из главных показателей хороших условий содержания диких животных, в том числе и дельфинов, является получение потомства, так как стрессы и неудовлетворительные условия содержания, кормления и другие факторы отрицательно сказываются на воспроизводительной способности.

Дистоция - трудные роды, вызванные наличием аномалий у плода или матери. Наиболее частой причиной трудных родов является затруднение родового акта вследствие аномалий плода (fetal distocia) при крупноплодии или неправильном предлежании. Затруднение родового акта вследствие патологии матери (maternal dystocia) может возникать в результате наличия у самки слишком узкого таза, слабого сокращения мышц матки или недостаточного раскрытия шейки матки во время родов.

Целью наших исследований явилось изучение распространения и этиологических факторов возникновения дистоций у самок черноморской афалины (Tursiops truncatus ponticus Barabash, 1940).

Материалы и методы исследований. Работа выполнялась в соответствии с планом НИР ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина» на кафедре анатомии, ветеринарного акушерства и хирургии в период с 2005 по 2020 годы. В течение 2005-2019 гг. в различных дельфинариях на побережье Чёрного моря нами было выявлено 33 случая беременности черноморских афалин у 13 самок в возрасте от 6,5 до 23 лет. 100 исследований головы и 100 исследований грудной клетки плодов в 33 случаях беременностей 13 самок были разделены на две группы:

1) закончившиеся удачным родоразрешением;

2) закончившиеся неудачным родоразрешением, характеризующимся появлением на свет мертворожденных детёнышей или погибших в первый день после рождения.

У животных обеих групп проводились исследования крови и её сыворотки с учётом наиболее важных гематологических показателей для выявления воспалительного процесса, а также микробиологические исследования кала для обнаружения возможных дисбиотических состояний в кишечнике.

Кровь для исследований брали из хвостовых вен - Superficial fluke vv (G.D. Bossart at al, 2001), которые проходят с дорсальной и вентральной сторон каждой из двух хвостовых лопастей. При этом морфологический анализ крови выполнялся на автоматическом анализаторе «Cell-Dyn» (Abbott, США) с использованием тест-систем фирмы Abbott (США); общий анализ крови, биохимические исследования её сыворотки проводились на автоматическом анализаторе «ARCHITECT C-8000» (Abbott) с использованием тест-систем фирмы Abbott. Концентрация прогестерона в крови определялась на автоматическом анализаторе «Architect i2000» (Abbott) с использованием тест-систем фирмы Abbott (гормоны).

В случаях возникновения признаков кишечных дисбиозов у беременных самок производили посевы их фекалий по общепринятой и модифицированной схеме при 10-кратном разведении [2, 5] на среды МПА, Эндо, Кровяной агар, ЖСА, Вильсон-Блер, Блаурокка, меловой агар Квасникова, агар Сабуро. С помощью данных питательных сред выявляли наличие в каловых массах аэробных споровых и неспоровых бактерий, энтеробактерий, стафилококков, стрепто-энтерококков, клостридий, бифидумбактерий, молочнокислых бактерий и грибов. Количество микроорганизмов (lg КОЕ/г) рассчитывали по И.П. Ашмарину и А.А. Воробъёву [1].

Анализы выполнялись в бактериологической лаборатории ЗАО «Геленджикский дельфинарий» и в лаборатории микробиологии Краснодарского НИВИ.

Результаты исследований и их обсуждение. В дельфинариях Краснодарского края трудные роды у самок черноморских дельфинов афалин достигают 33%, причём в настоящее время наблюдается тенденция уменьшения случаев дистоций у этих морских млекопитающих.

Наши исследования, проведённые в семи дельфинариях Краснодарского края, показали, что если в период с 2004 по 2010 гг. трудные роды наблюдали у 50% самок (табл. 1), то с 2011 по 2018 гг. - вдвое меньше - 24%, что, отчасти, можно объяснить внедрением в практику ветеринарных врачей дельфинариев разработанного нами способа УЗИ-диагностики беременности самок и состояния здоровья плода.

Необходимо отметить, что в наших исследованиях не регистрировались дистоции по причине наличия у самки слишком узкого таза (тазовые кости редуцированы в процессе эволюции) и неправильного предлежания плода.

При тщательном изучении причин возникновения трудных родов было установлено, что затруднение родового акта вследствие патологии матери (maternal dystocia) регистрируется у самок дельфинов чаще: 84-94%, тогда как на долю затруднения родового акта вследствие аномалий плода (fetal distocia) приходится 6-16%.

Таблица 1 Динамика регистрации трудных родов в семи дельфинариях Краснодарского края за 2004-2019 годы

Родоразрешения

2004-2010 гг.

2011-2018 гг.

Всего

N

%

N

%

N

%

Дистоции

6

50

5

24

11

33

Нормальные оодооазоешения

6

50

16

76

22

67

Всего

12

100

21

100

33

100

Примечание: N - количество родов

Эти данные соответствуют данным, регистрируемым у мелких домашних животных и обратно пропорциональны данным медицинских специалистов, где доля аномальных размеров или положения плода приводит к 2/3 - 3/4 от общего числа патологических родоразреше-ний у женщин [4].

Дальнейшие исследования по выяснению причин возникновения трудных родов у самок черноморских дельфинов афалин, показали, что в анамнезе 51-60% самок ранее регистрировали и лечили кишечные дисбиозы, вызванные повышенной кислотностью желудка или аномальной работой печени, вследствие поражения её клеток при токсикозе. В наших дальнейших исследованиях установлено, что в 34% случаев исследований беременных самок отмечался повышенный уровень АЛТ (88,5±19,77 ед/л), которые в последствие имели патологические роды.

К числу недостаточно изученных вопросов этиопатогенеза дистоций у беременных самок дельфинов следует отнести изучение роли негинекологических болезней морских млекопитающих.

Отечественными и зарубежными специалистами представлены исчерпывающие сведения о влиянии заболеваний самок некоторых морских млекопитающих на их репродуктивную функцию.

Занин В.А. [3], Brook F.M. [8], Carriere P.D. [9] и ряд других авторов отмечают, что наибольший вред течению беременности морским животным оказывают кишечные дисбактериозы.

В связи с тем, что в доступной литературе нет сведений о влиянии дисбактериозов на течение беременности у черноморских дельфинов афалин, это обстоятельство предопределило ход наших дальнейших исследований.

Таблица 2 Частота обнаружения и количество микроорганизмов в фекалиях диких афалин

Микро-организмы

Номер животного

Среднее количество, lg КОЕ/г

Процент обнаружения, %

1

2

3

4

5

6

7

 

 

Гемолитические E. coli

2,4х1010

0

3,1х104

0

0

4,2х109

0

3,3±1,70

43

Колиформные бактерии

1,0х103

3,4х106

3,4х103

3,6х109

8,8Ч103

7,0х108

5,6х109

6,3±1,15

100

Протеи и проводенсии

1,0х109

7,0х104

0

0

2,9Ч103

0

0

2,4±1,32

43

Стрептококки гемолитические

3,0х108

1,3х106

0

0

0

0

0

2,0±1,31

28

Стрептококки не гемолитические

0

0

3,2 х103

0

4,2Ч103

1,0х109

0

2,1±1,26

43

Стафилококки

0

0

0

0

2,4Ч103

0

0

0,4±0,39

14

Бифидум-бактерии

6,0х103

0

0

0

0

3,0х105

0

1,3±0,84

28

Клостридии

5,8х105

0

1,0х1010

1,0х1010

0

8,0х107

2,0х103

5,3±1,64

71

Молочно-кислые бактерии

3,4х105

3,2х105

1,0х103

6,6х105

1,6Ч103

2,9х109

3,4х109

5,7±0,95

100

Грибы рода Candida

5,3х102

1,3х103

0

1,8х102

0

1,8х102

0

1,4±0,53

57

Для оценки состояния кишечного микробиоценоза у черноморских афалин, содержащихся в неволе, нам необходимо было выяснить его уровень у диких представителей данного вида морских животных. С этой целью на Утришской морской станции в период отлова из акватории Чёрного моря афалин осуществляли исследование проб каловых масс у семи впервые пойманных животных. Поскольку срок пребывания пойманных дельфинов в неволе не превышал 10 дней, полученные результаты могли полностью характеризовать состояние кишечной микрофлоры у этих животных в норме.

Данные исследований, представленные в таблице 2, показали, что микроорганизмы дистального отдела кишечника диких афалин представлены в основном теми же видами, которые встречаются у других животных и человека [6]. У всех дельфинов выделялись только молочнокислые бактерии и колиформные лактозопозитивные бактерии (Escherichia spp., Klebsiella spp., Enterobacter spp., Kluyvera spp.). У 71% особей высевались клостридии, у 57% - дрожжеподобные грибы, у 43% - гемолитические эшерихии, негемолитические стрептоэнтерококки, протеи и провиденсии, у 28% - гемолитические стрептоэнтерококки, бифидобактерии и у 14% - стафилококки.

Количественное присутствие отдельных представителей кишечной микрофлоры было различным и у отдельных животных имело существенные колебания. Наибольшую численность в фекалиях составляли негемолитические бактерии из группы кишечной палочки, молочнокислые бактерии и клостридии, уровень которых находился в пределах 5,3-5,8 lg КОЕ/г. На 2-3 порядка было меньшим число гемолитических эшерихий, протеев и провиденсий.

Количество гемолитических и негемолитических стрептококков было одинаковым и находилось на уровне 2,0-2,1 lg КОЕ/г. Удивительно низким (1,3 lg КОЕ/г) было количество таких постоянных обитателей кишечника млекопитающих как бифидобактерии. Практически отсутствовали в кишечнике у дельфинов стафилококки, количество которых в среднем составило 0,4 lg КОЕ/г. Концентрация дрожжеподобных грибов из рода Candida составляла 1,4 lg КОЕ/г, что также значительно выше, чем у других млекопитающих [6].

Таким образом, микрофлора дистального отдела кишечника диких афалин представлена в основном негемолитическими колиформными бактериями, клостридиями и молочнокислыми бактериями, количество которых находится в диапазоне 105-106 КОЕ/г.

Анализ состояния кишечного микробиоценоза у афалин, в том числе беременных, содержащихся в неволе, осуществляли на примере животных, содержащихся в геленджикском и сочинском филиалах ООО «Утришский дельфинарий». В таблице 3 приведены данные частоты встречаемости различных микроорганизмов у дельфинов.

Таблица 3 Качественный состав фекалий микрофлоры афалин, длительно содержащихся в геленджикском и сочинском филиалах ООО «Утришский дельфинарий»

Микроорганизмы

Частота выделения, %

Сочи (n = 16)

Геленджик (n = 16)

E.coli гемолитические

75 ± 11,2

50 ± 12,9

Колиформные бактерии

100 ± 0,0

100 ± 0,0

Протеи и провиденсии

0

50 ± 12,9

Стрептококки гемолитические

75 ± 11,2

25 ± 11,2

Стрептококки негемолитические

37 ± 12,5

69 ± 12,0

Стафилококки

94 ± 6,3

94 ± 6,3

Бифидобактерии

63 ± 12,5

75 ± 11,2

Клостридии

75 ± 11,2

100 ± 0,0

Молочнокислые бактерии

50 ± 12,9

63 ± 12,5

Грибы рода Candida

0

25 ± 11,2

Примечание: n - количество исследований

Как видно из данных таблицы 3, у всех животных в обоих филиалах в прямой кишке выявлялись колиформные бактерии, у несколько меньшего числа (94,0±6,3%) - стафилококки, у 75-100% - клостридии, у 63-75% - бифидобактерии, у 50-63% - молочнокислые бактерии, у 37-69% - стрептококки. Следует отметить, что по ряду микроорганизмов кишечный пейзаж афалин различных бассейнов существенно отличался. Так, у значительно большего числа животных сочинского бассейна устанавливали присутствие в каловых массах гемолитических форм эшерихий и стрептококков, но у этих же животных отсутствовали кандиды и протеи, которые выделялись нами у 25-50% животных геленджикского бассейна.

Основным звеном в диагностике характера дисфункции пищеварительного тракта являлся микробиологический анализ кала. У беременных самок с признаками дисбиоза его микробный пейзаж отличался от нормального. При этом уровни колиформных бактерий и лактобактерий снижались, соответственно, до 2-3 lg КОЕ/г и 1-2 lg КОЕ/г, а уровни условно патогенной микрофлоры повышались: протеев - до 3 lg КОЕ/г , стафилококков - до 5 lg КОЕ/г, гемолитических стрептококков - до 4 lg КОЕ/г, грибов рода Candida - до 1 lg КОЕ/г и выше.

Одним из эндогенных факторов, провоцирующих дисбиозы, является повышенный уровень кислотности у беременных самок, при этом показатель рН желудочного сока натощак снижался до 2 и менее. Это объясняется тем, что во время беременности происходят серьезные гормональные изменения, например, увеличения концентраций гастрина и прогестерона. Гастрин способствует относительному увеличению выработки соляной кислоты. Если организм вырабатывает слишком много прогестерона во время процесса вынашивания малыша, то это постепенно расслабляет мускулатуру матки и сфинктер пищевода, что оказывает влияние и на органы пищеварения. Это способствует возникновению дисбиозов, размножению гнилостных бактерий и закислению среды полости кишечника. Рост плода и увеличение объёма матки, её давление на желудок также сказываются на изменения в его работе, в том числе в снижении объёма принимаемой пищи, так большой объём окажется недообработанным и также может спровоцировать дисбиоз в кишечнике.

Кроме того, беременные самки могут испытывать признаки токсикоза, что определённым образом сказывается на показателях крови, в том числе на уровень ферментов печени. Этот факт неблагоприятным образом может сказываться на работе печени у беременных самок, что может приводить в свою очередь к нарушению функций желудочно-кишечного тракта и развитию дисбиозов.

В таблице 4 представлены результаты гематологические исследований в течение беременности двух групп самок афалин: благополучно родивших и неблагополучно родивших.

Таблица 4 Гематологические показатели (X±m, см) в период беременности у самок черноморской афалины

Показатели

Нормальные родоразрешения (N=6, n=16)

Патологические родоразрешения (N=5, n=8)

Все родоразрешения (N=15, n=24)

q

X±m, см

q

X±m, см

q

X±m, см

Возраст, лет

16

15,8± 1,37

8

11,0± 1,53*

24

14,2± 1,13

Гемоглобин, г/л

85

172,8± 1,15

42

164,5± 1,70***

127

170,1± 1,01

Эритроциты, х 1012/л

99

3,8± 0,05

54

3,8± 0,05

153

3,8± 0,03

Лейкоциты, х 109/л

99

7,7± 0,18

54

7,3± 0,30

153

7,6± 0,16

Палочкоядерные нейтрофилы, %

99

1,4± 0,12

54

2,2± 0,26*

153

1,7± 0,12

Сегментоядерные нейтрофилы, %

99

55,0± 1,17

54

56,0± 1,22

153

55,3± 0,87

Эозинофилы, %

99

19 0± 0,74

54

17 7± 1,10

153

18 5± 0,62

Лимфоциты, %

99

20 9± 0,92

54

21 3± 1,23

153

211± 0,74

Моноциты, %

99

3 4± 0,19

54

3 0± 0,29

153

3 2± 0,16

СОЭ, мм/ч

90

3 0± 0,28

52

3 1± 0,47

142

3 0± 0,25

Прогестерон, нг/мл

49

24,4± 2,98

33

23,4± 2,47

82

24,0± 2,03

Общий белок, г/л

72

69,7± 0,74

38

70,2± 1,12

110

69,9± 0,62

Мочевина, моль/л

62

16,5± 0,59

34

16,2± 0,67

96

16,4± 0,45

Креатинин, мкмоль/л

68

128,1± 3,29

33

123,9± 4,87

101

126,7± 2,72

Глюкоза, моль/л

72

5,1± 0,14

35

4,8± 0,22

107

5,0± 0,12

АЛТ, ед/л

77

55,8± 5,06

40

88,5± 19,77**

117

67,0± 7,62

АСТ, ед/л

78

291,0±2 0,90

40

373,3± 70,67

118

318,9± 27,70

ГГТ, ед/л

74

35,0± 1,88

37

37,0± 2,90

111

37,7± 1,58

ЩФ, ед/л

67

508,5± 46,41

34

673,8± 70,71

101

564,2± 39,49

Железо, мкмоль/л

69

28,2± 1,15

41

26,4± 1,28

110

27,5± 0,87

Примечание: X - средняя арифметическая; m - стандартная ошибка для выборочной доли; N - число обследованных особей; n - число исследованных беременностей; q - количество исследований; достоверность различий между данным сроком беременности и предыдущим: * - P<0,05; ** - P<0,01; *** - P<0,001

Из данных таблицы видно, что средний возраст самок черноморских афалин с нормальным родоразрешением (группа 1) был достоверно (P<0,05) выше (15,8±1,37 лет), чем у самок с патологическим (группа 2) родоразрешением (11,0±1,53 лет). Значения показателей крови в процессе гематологических исследований так же имели определённые отличия. Так, количество гемоглобина в крови у самок первой группы было в среднем равно 172,8±1,15 г/л, а у самок второй группы - достоверно (P<0,001) ниже и оказалось равным 164,5±1,70 г/л. При этом количество эритроцитов у самок обеих групп оказалось одинаковым - 3,8±0,05*1012/л, что даёт основание сделать предположение о том, что насыщенность гемоглобином каждого в отдельности эритроцита у самок первой группы выше, чем у второй. Одна из причин этого явления могла оказаться в том, что уровень железа в крови самок с нормальными родоразрешениями был несколько выше (28,2±1,15 мкмоль/л), чем у самок другой группы (26,4±1,28). Скорость оседания эритроцитов у самок первой и второй групп сильно не отличалась и была равна, соответственно, 3,0±0,28 и 3,1±0,47 мм/час.

Количество лейкоцитов в крови у самок первой и второй группы было сходным и равнялось, соответственно, 7,7±0,18*109/л и 7,3±0,30*109/л. В то же время относительное количество палочкоядерных нейтрофилов в крови самок первой группы был достоверно (P<0,05) ниже (1,4±0,12%), чем у самок второй группы (2,2±0,26%). Тем не менее, относительное число сегментоядерных нейтрофилов в крови самок афалин с нормальными и ненормальными родоразреше-ниями было приблизительно одинаковым, равнялось, соответственно, 55,0±1,17% и 56,0±1,22% и достоверно не различалось. То же самое можно сказать и о других лейкоцитах. Их число в крови самок первой и второй групп достоверно не различалось и имело, соответственно, следующие значения: эозинофилы - 19,0±0,74 и 17,7±1,10%; лимфоциты - 20,9±0,92 и 21,3±1,23%; моноциты - 3,4±0,19 и 3,0±0,29%.

По биохимическому составу крови достоверных различий у самок с нормальными и патологическими родами в большинстве случаев не наблюдалось. Так, количество общего белка у самок первой группы было равно в среднем 69,7±0,74 г/л, а у самок второй группы -70,2±1,12 г/л; количество мочевины, соответственно, - 16,5±0,59 и 16,2±0,67 ммоль/л; креатинина - 128,1±3,29 и 123,9±4,87 мкмоль/ л; глюкозы - 5,1±0,14 и 4,8±0,22 ммоль/л; аспартатаминотрансферазы - 291,0±20,90 и 373,3±70,67 ед/л; ГГТ - 35,0±1,88 и 37,0±2,90 ед/л; щелочной фосфатазы - 508,5±46,41 и 673,8±70,71 ед/л.

Тем не менее, по уровню аланинтрансаминазы (далее, АЛТ) в крови, концентрация которой в крови увеличивается в случае нарушения целостности гепатоцитов печени, выявлены достоверные (P<0,01) различия в двух группах самок. Так, афалины с благополучным родо-разрешением имели в крови физиологически нормальный уровень для этого вида дельфинов АЛТ (55,8±5,06 ед/л) [7], а с патологическим родоразрешением - ненормально повышенную концентрацию данного фермента - 88,5±19,77 ед/л.

Таким образом, достоверные различия по гематологическим показателям между группой благополучно и неблагополучно родивших самок отмечаются в первую очередь по концентрации гемоглобина. У благополучно родивших количество гемоглобина в крови оказалось достоверно (P<0,001) выше (172,8±1,15 г/л), чем у самок группы неблагополучно родивших (164,5±1,70 г/л). В то же время у животных первой группы оказался достоверно (P<0,01) ниже уровень АЛТ (55,8±5,06 ед/л), чем у животных второй группы (88,5±19,77 ед/л), что указывает на отсутствие токсикоза, целостность гепатоцитов и нормальную функцию печени.

При этом относительное содержание палочкоядерных нейтрофилов (1,4±0,12%) тоже оказалось достоверно (P<0,05) меньше, чем у неблагополучно родивших афалин (2,2±0,26%), у которых отмечался более выраженный «сдвиг влево» лейкоцитарной формулы. Этот факт говорит о большей востребованности у второй группы животных фагоцитоза нейтрофилами тканевых обломков и уничтожения опсонизированных микроорганизмов.

По другим параметрам крови разница оказалась недостоверной. Можно отметить, что в группе нормально родивших афалин отмечался более низкий уровень (508,5±46,41 ед/л) щелочной фосфатазы (далее ЩФ), чем у самок неблагополучно родивших (673,8 ± 70,71 ед/л).

Однако, разница по концентрации ЩФ, уровень которой, по всей видимости, с возрастом у афалин снижается, скорее указывает на относительно молодой возраст неблагополучно родивших самок (9,8±0,87 лет), который оказался достоверно (P<0,05) ниже возраста нормально родивших (16,6±1,20 лет). Чтобы доказать эту гипотезу, мы провели дополнительные исследования уровня ЩФ в крови черноморских бутылконосых дельфинов в зависимости от возраста.

В общей сложности из 33 случаев беременности, зарегистрированных и изученных нами, 22 случая (67%) оказалось с удачным родоразрешением и 11 случаев (33%) - с неудачным. Все случаи беременности были подтверждены ультразвуковым обследованием беременных самок. Наиболее раннюю стадию беременности у самки афалин нам удалось зафиксировать с помощью ультразвукового обследования на втором месяце. Уровень прогестерона в крови самки на момент исследования составил 7,58 нг/мл. На сканере видно, что размеры плодного яйца не велики и составляют примерно 7х15 см. Оно имплантировалось в правом роге матки. На визуализированном изображении видно, что гипоэхогенный миометрий матки изнутри выстлан гиперэхогенным эндометрием. Эндометрий ограничивает анэхогенную полость хориона, в вентральной части которого обнаруживается гиперэхогенная структура эмбриона (рисунок 1).

Рис. 1. УЗИ самки черноморской афалины на втором месяце беременности

Если на втором месяце беременности в полости хориона мы отмечали гиперэхогенные структуры эмбриона, то на третьем месяце мы обнаруживаем уже плод и плаценту. Эмбрион становится плодом, имеющим похожую на детёныша конфигурацию. У самки протекает уже фетальный период беременности, который характеризуется быстрым ростом плода, дифференцированием тканей, развитием органов и систем из их зачатков, формированием и становлением новых функциональных систем, обеспечивающих жизнь плода в утробе матери и детёныша после рождения (рисунок 2).

Рис. 2. УЗИ самки черноморской афалины на третьем месяце беременности

Выводы. В доступной литературе не оказалось сведений о влиянии дисбактериозов на течение беременности у черноморских дельфинов афалин, это обстоятельство предопределило ход наших исследований. Основным звеном в диагностике характера дисфункции пищеварительного тракта являлся микробиологический анализ кала. У беременных самок с признаками дисбиоза его микробный пейзаж отличался от нормального. При этом уровни колиформных бактерий и лактобактерий снижались, соответственно, до 2-3 lg КОЕ/г и 1-2 lg КОЕ/г, а уровни условно патогенной микрофлоры повышались: протеев - до 3 lg КОЕ/г , стафилококков - до 5 lg КОЕ/г, гемолитических стрептококков - до 4 lg КОЕ/г, грибов р. Candida - до 1 lg КОЕ/г и выше. У благополучно родивших количество гемоглобина в крови оказалось достоверно (P<0,001) выше (172,8±1,15 г/л), чем у самок группы, неблагополучно родивших (164,5±1,70 г/л). В то же время у животных первой группы оказался достоверно (P<0,01) ниже уровень (55,8±5,06 ед/л) аланинтрансаминазы, чем у животных второй группы (88,5±19,77 ед/л), что указывает на отсутствие токсикоза, целостность гепатоцитов и нормальную функцию печени. Таким образом, к возможным причинам развития дисбиозов у беременных самок черноморских афалин можно отнести повышенную кислотность желудка, развитие токсикозов или появление заболеваний, ведущих к нарушению функций печени.

Список литературы:

  1. Ашмарин И.П. Статистические методы в микробиологических исследованиях/ И.П. Ашмарин, А.А. Воробьёв// Ленинград, 1962. - 261 с.
  2. Бочков И.А. Упрощённая методика подсчёта микроорганизмов при изучении аутофлоры человека/ И.А. Бочков, О.Д. Трофимова, О.С. Дарбеева// Лабораторное дело. - 1989. - № 6. - С. 43-47.
  3. Занин А.В. Особенности поведения афалин, содержащихся в условиях неволи /А.В. Занин // Изучение, охрана и рациональное использование морских млекопитающих: Тезисы докладов VIII Всесоюзного совещания. - Астрахань, 1982. - С.126-127.
  4. Родин И.А. Болезни диких животных/ И.А. Родин, А.М. Белобороденко, Т.А. Белобороденко, М.А. Белобороденко// Учебник. - Тюмень: «Печатник». - 2018. - 219 с.
  5. Фёдоров Р.В. Бактериологическая диагностика дисбактериоза: методические рекомендации для врачей-курсантов/ Р.В. Фёдоров, Е.Р. Фёдорова// Казанский государственный институт усовершенствования врачей им. В.И. Ленина. - Казань, 1989. - 56 с.
  6. Шендеров Б.А. Медицинская микробная экология и функциональное питание: в 2 т.// М.: Грантъ, 1998. - 20 с.
  7. Bossart G.D. Clinical Pathology/ G.D. Bossart, T.H. Reidarson, L.A. Dierauf and D.A. Duffield// In: CRC Handbook of Marine Mammal Medicine. Dierauf L.A. and Gulland F.M.D. Second Edition. Boca Raton: 2001. P. 383-436.
  8. Brook F.M. Sonographic ovarian and testicular evaluation in bottlenose dolphins, Tursiops truncatus aduncas// Proceedings of Bottlenose Dolphin Reproductive Workshop. 1999. P. 207-222.
  9. Carriere P.D., Amaya D., Lee B. Ultrasonography and endocrinology of ovarian dysfunctions induced in heifers with estradiol valerate/ P.D. Carriere, D. Amaya and B. Lee// Theriogenology. 1995. 43: 1061-1076.
  10. Ridgwey S.H. Breeding dolphins: Present status, suggestions for the future/S.H. Ridgwey, K. Benirschke// Final rep. to US Marine Mammals Comm. Wash. 1977. 308.

Резюме. Беременность является важнейшим периодом в жизни китообразных, в том числе содержащихся в неволе, связанным с ростом и развитием плода. Всё более актуальными становятся своевременная диагностика беременности, установление её точного срока, особенностей течения и предупреждение возникновения дистоции - трудных родов, вызванных наличием аномалий у плода или матери. Наиболее частой причиной трудных родов является затруднение родового акта вследствие аномалий плода при крупноплодии или неправильном предлежании. Затруднение родового акта вследствие патологии матери может возникать в результате наличия у самки слишком узкого таза, слабого сокращения мышц матки или недостаточного раскрытия шейки матки во время родов. Авторами изучено распространение и этиологические факторы возникновения дистоций у самок черноморской афалины. Одним из главных показателей хороших условий содержания диких животных, в том числе и дельфинов, является получения потомства, так как стрессы и неудовлетворительные условия содержания, кормления и др. отрицательно сказываются на воспроизводительную способность. Исследования по выяснению причин возникновения трудных родов у самок черноморских дельфинов афалин, показали, что в анамнезе 51 - 60% самок ранее регистрировали и лечили кишечные дисбиозы, вызванные повышенной кислотностью желудка или аномальной работой печени, вследствие поражения её клеток при токсикозе. Данные исследований показали, что микроорганизмы дистального отдела кишечника диких афалин представлены в основном теми же видами, которые встречаются у других животных и человека. Наибольшую численность в фекалиях составляли негемолитические бактерии из группы кишечной палочки, молочнокислые бактерии и клостридии. У содержащихся в неволе, в том числе, беременных афалин в прямой кишке выявлялись в большей степени колиформные бактерии, а также стафилококки, клостридии, бифидобактерии, молочнокислые бактерии, стрептококки. Авторами установлено, что к возможным причинам развития дисбиозов у беременных самок черноморских афалин можно отнести повышенную кислотность желудка, развитие токсикозов или появление заболеваний, ведущих к нарушению функций печени.

Ключевые слова: дельфин афалина, беременность, плод, дисбиоз, дистоция, ультразвуковое обследование, микроорганизмы, колониеобразующие единицы, нейтрофилы, аланинтрансаминаза, родоразрешение, токсикоз.

Сведения об авторе: Семёнов Владимир Александрович, кандидат ветеринарных наук, ветеринарный врач ЗАО «Геленджикский дельфинарий»; 353460, г. Геленджик, ул. Луначарского, 130; тел.: 8-953-0702090 e-mail: vl_mr@mail.ru - ответственный за переписку с редакцией.

 

 
   
2011 © Ветеринария Кубани Разработка сайта - Интернет-Имидж