rus eng
Архив номеров / Номер 5, 2020 год Распечатать

Мониторинг санитарно-гигиенического состояния водоемов республики Дагестан по загрязнению яйцами кишечных цестод Triaenophorus Nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus Crassus (Forel, 1868)

УДК 576.895.121
DOI 10.33861/2071-8020-2020-5-38-41

Алиева К.Г. Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования
«Дагестанский государственный медицинский университет», Республика Дагестан, г. Махачкала
Калошкина И.М. ГКУ КСББЖ «Краснодарская», г. Краснодар Мирзоева Н.М. Федеральное государственное
бюджетное образовательное учреждение высшего образования «КабардиноБалкарский государственный
университет имени Х.М. Бербекова», Республика Кабардино-Балкария г. Нальчик
Биттиров А.М. Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования
«КабардиноБалкарский государственный аграрный университет имени В.М. Кокова»,
Республика Кабардино-Балкария г. Нальчик
Медведева А.М. Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования «Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина», г. Краснодар

Введение. В реках Российской Федерации цестоды Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) реализуют биоцикл у рыб 200 видов.

Триенофороз, вызванный цестодами Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868), из всех цестодо-зов рыб, являются одним из мало изученных гельминтозов в плане санитарии и гигиены [9, 11].

В Российской Федерации триенофороз у речных рыб, возбудителем которого являются Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) встречаются с экстенсивностью инвазии 4,7-30,4% при ИО в кишечнике от 1 до 5 экземпляров [1].

Как акваториальная биологическая и опасная санитарно-гигиеническая угроза для прудового рыбоводства Дагестана цестоды Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) рассматривается впервые.

Среди гельминтов щуки и других рыб цестоды Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) принадлежат к тем, которые обладают высокой биологической агрессивностью эпизоотического процесса [10].

В литературе мало работ по изучению контаминации водной среды яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) и жизнеспособности яиц цестоды в водоемах Дагестана [3].

Предрасполагающими условиями для сохранения жизнеспособности яиц цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) также является колебания температурного режима воды от 23 до 35°С [4, 5, 7, 8].

По проблеме перезимовывания яиц цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) в воде в литературе имеются противоречивые данные. По одним данным, зимний период переносят и сохраняют жизнеспособность к весне до 15% яиц Triaenophorus nodulosus и Triaenophorus crassus по другим сведениям до 27% яиц, по третьим данным, - до 34% яиц, которые способны к весне заражать рачков-циклопов [2, 6].

Цель работы - мониторинг санитарно-гигиенического состояния речного бассейна и рыбоводных прудов Дагестана на загрязненность яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868).

Материалы и методы исследований. Обсеменение водной среды 25 рек Республики Дагестан яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) определяли зимой, весной, летом и осенью на базе лаборатории инвазионных болезней животных и птиц ПЗНИВИ общепринятыми методами (ВИГИС, 1986).

Загрязнение воды, ила и водной растительности в реках и прудовых водоемах 5 рыбоводных зон Дагестана яйцами цестод Triaenophorus nodulosus и Triaenophorus crassus определяли исследованиями 2 500 проб воды природных водоемов, по 100-200 проб воды, ила и водной растительности.

Сезонную динамику загрязнения воды природных и прудовых водоемов Дагестана яйцами цестод рода Triaenophorus (Pallas, 1781) определяли зимой, весной, летом и осенью исследованиями по 200 проб воды.

Сроки возможного перезимовывания яиц цестод Triaenophorus nodulosus и Triaenophorus crassus в реках и прудовых водоемах в пробах воды, ила и водной растительности изучали с ноября до марта следующего года.

На протяжении зимнего сезона яйца Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) исследовали на жизнеспособность. Статистическая обработка данных проводилась по Н.А. Плохинскому (1978).

Результаты исследований и их обсуждение. По результатам санитарно-гигиенической экспертизы воды и ила природных и прудовых водоемов Республики Дагестан на предмет обсемененности яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) можно констатировать умеренный и высокий уровни загрязнения водных ресурсов региона яйцами этих видов цестод, что подтверждено нашими исследованиями (табл. 1, 2, 3, 4).

Количество проб воды среди природных водоемов с наличием яиц цестод Triaenophorus nodulosus и T. crassus было больше в реках, питаемых подземными водами, где % проб воды с наличием яиц колебалось в пределах 60,00-75,00% при количестве яиц 33,39±2,35 - 45,42±3,18 экз./ 1 л воды

Таблица 1 Мониторинг степени суммарной загрязненности проб воды речного бассейна Республики Дагестан яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) (по данным санитарно-гигиенической экспертизы проб воды)

Название реки

Показатели

Исследовано проб воды

Кол-во проб воды яйцами Triaenophorus nodulosus и T. crassus

% проб воды с наличием яиц Triaenophorus nodulosus и T. crassus

Кол-во яиц Triaenophorus nodulosus и T. crassus, экз./ 1 л. воды

Терек

100

58

58,00

27,92±2,58

Акташ

100

64

64,00

32,46±2,73

Акуша

100

69

69,00

38,60±2,90

Ансалта

100

76

76,00

43,54±3,13

Ахвах

100

62

62,00

35,68±2,77

Гакко

100

71

71,00

41,52±2,98

Самур

100

76

76,00

45,42±3,18

Сулаiк

100

63

63,00

37, 65±2,80

Каяна

100

48

48,00

26,83±2, 19

Кумаi

100

51

51,00

34,69±2,20

Курах

100

70

70,00

39,28±2,92

Рубас

100

75

75,00

45,47±3,19

Рутул

100

63

63,00

37, 65±2,80

Суходол

100

60

60,00

33,39±2,35

Усухчай

100

63

63,00

37, 65±2,80

Футулусу

100

48

48,00

30,83±2, 46

Хварши

100

51

51,00

28,69±2,24

Хема

100

70

70,00

39,28±2,92

Хуштада

100

57

57,00

34,42±2,48

Цмур

100

63

63,00

37, 65±2,80

Чирагчай

100

60

60,00

33,39±2,35

Шаитли

100

79

79,00

50,62±3,76

Эмита

100

63

63,00

37, 65±2,80

Ярыксу

100

66

66,00

40,39±2,92

Ямансу

100

76

76,00

48,70±3,26

Всего:

2500

1600

-

-

Среднее

-

-

64,00

35,22±2,79

Как видно из таблицы 1, в реках родникового питания процент проб воды с наличием яиц цестод Triaenophorus nodulosus и Triaenophorus crassus в сумме составило 43,00-62,00% при меньшем количестве яиц 20,83±2,17-30,42±2,69 экз./1 л воды.

В реках ледниково-родникового питания процент проб воды с наличием яиц Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) составил 45,00% при суммарном количестве яиц 25,47±2,17 экз./1 л воды.

Мониторинг степени загрязненности проб воды речного бассейна Республики Дагестан яйцами Triaenophorus nodulosus и Triaenophorus crassus показал, что все 25 крупных рек по данным санитарно-гигиенической экспертизы проб воды являются эпизоотически активными биотопами инвазии с колебаниями % проб воды с наличием яиц цестод в пределах 48,00-79,00% и количества яиц 27,92±2,58 - 50,62±3,76 экз./ 1 л воды.

Средний уровень загрязнения проб воды 25 крупных рек во всех зонах Дагестана яйцами цестод Triaenophorus nodulosus и Triaenophorus crassus составил, соответственно, 64,00% и 35,22±2,79 экз./1 л воды.

По степени загрязнения проб воды яйцами цестод Triaenophorus nodulosus и Triaenophorus crassus наиболее неблагополучны рр. Ша-итли, Ансалта, Самур, Рубас, Гакко, Курах, Хема, Ямансу, Акуша и др.

По данным санитарно-гигиенической оценки воды и ила прудовых водоемов в разрезе зональности на предмет обсемененности яйцами Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) можно заключить их сравнительно с речными водоемами высокий уровень загрязнения инвазионными элементами названных видов цестод (табл. 2, 3, 4).

Параметры обсемененности проб воды в прудовых водоемах Республики Дагестан яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) находились в прямой зависимости от прогреваемости прудов, суммы эффективных температур воды в рыбоводных прудах полупустынной, степной, предгорной и горной зон (табл. 2).

В рыбоводных прудах полупустынной зоны количество проб воды с наличием яиц цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) составил 78,00% при количестве яиц цестод 61,52±3,80 экз./1 л воды; в прудах степной зоны, соответственно, 69,00% и 52,67±3,41 экз./1 л воды; в прудах предгорной зоны - 57,0% и 39,15±2,73 экз./1 л воды; в прудовых водоемах горной зоны - 45,0% и 28,60±2,28 экз./1 л воды (табл. 2).

Таблица 2 Оценка обсемененности проб воды в прудовых водоемах в разрезе зональности Республики Дагестан яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) (по данным санитарно-гигиенической экспертизы проб воды)

Природная зона

Показатели

Исследовано проб воды

Кол-во проб воды яйцами Triaenophorus nodulosus и T. crassus

% проб воды с наличием яиц Triaenophorus nodulosus и T. crassus

Кол-во яиц Triaenophorus nodulosus и T. crassus, экз./ 1 л. воды

Полупустынная

100

78

78,00

61,52±3,80

Степная

100

69

69,00

52,67±3,41

Предгорная

100

57

57,00

39,15±2,73

Горная

100

45

45,00

28,60±2,28

Всего:

400

249

-

-

Среднее

100

-

62,25

45,49±3,06

Средний уровень загрязнения проб воды в рыбоводных прудах во всех зонах Дагестана яйцами цестод видов Triaenophorus nodulosus и T. crassus составил, соответственно, 62,25% и 45,49±3,06 экз./1 л воды (табл. 2).

В рыбоводных прудах полупустынной зоны количество проб ила с наличием яиц Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) составил 90,00% при количестве яиц цестод 123,86±7,62 экз./1 кг ила; в прудах степной зоны, соответственно, 85,00% и 106,33±6,85 экз.; в прудах предгорной зоны - 73,00% и 82,58±5,58 экз./ 1 кг ила; в прудовых водоемах горной зоны - 58,00% и 62,40±4,30 экз./1 кг ила (табл. 3)

Таблица 3 Оценка обсемененности проб ила в прудовых водоемах в разрезе зональности Республики Дагестан яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) (по данным санитарно-гигиенической экспертизы проб ила)

Природная зона/ число прудов

Показатели

Исслед­овано проб ила

Кол-во проб ила с яйцами Triaenophorus nodulosus и T. crassus

% проб ила с наличием яиц Triaenophorus nodulosus и T. crassus

Кол-во яиц Triaenophorus nodulosus и T. crassus экз./1 кг ила

Полупустынная/4

100

90

90,00

123,86±7,62

Степная/7

100

85

85,00

106,33±6,85

Предгорная/5

100

73

73,00

82,58±5,58

Горная /3

100

58

58,00

62,40±4,30

Всего:

400

306

-

-

Среднее

-

-

76,50

93,79±6,10

Средний уровень загрязнения проб ила в рыбоводных прудах во всех зонах Дагестана яйцами цестод видов Triaenophorus nodulosus и T. crassus составил, соответственно, 76,50% и 93,79±6,10 экз./1 л. воды (табл. 3).

Таблица 4 Сезонные показатели загрязнения яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) проб воды прудовых водоемов степной зоны Республики Дагестан (по данным санитарно-гигиенической экспертизы проб воды)

Сезон

Исследо­вано проб почвы, ед.

Кол-во проб воды с яйцами Triaenophorus nodulosus и T. crassus, ед.

% положительных проб

Кол-во яиц Triaenophorus nodulosus и T. crassus экз./ 1 л. воды

Весна

200

94

47,00

38,61±2,78*

Лето

200

200

100

70,14±5,11**

Осень

200

200

100

78, 50±5,30**

Зима

200

58

29,00

23,41±2, 14*

Всего:

800

552

-

-

Среднее

200

-

69,00

52,67±3,41

Примечание: * - средняя степень загрязнения яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868); ** - высокая степень загрязнения яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868).

Как видно из таблицы 4, количественные показатели загрязнения проб воды в прудовых водоемах степной зоны Республики Дагестан яйцами цестод Triaenophorus nodulosus и T. crassus подвержены сезонным изменениям. При исследовании проб воды в прудовых водоемах степной зоны весной суммарное количество проб воды с наличием яиц цестод рода Triaenophorus (Pallas, 1781) составил 47,00% при количестве яиц цестод 38,61±2,78* экз./1 л воды; летом, соответственно, 100% и 70,14±5,11** экз./1 л воды; осенью - 100% и 78,50±5,30** экз./1 л воды; зимой - 29,00% и 23,41±2, 14* экз./1 л воды.

Средний годовой уровень обсемененности проб воды в прудовых водоемах степной зоны Республики Дагестан яйцами цестод видов Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) составил, соответственно, 69,00% и 52,67±3,41 экз./1 л. воды.

В опытах показатели перезимовании яиц цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) в природных водоемах в разрезе зональности Республики Дагестан сильно отличались.

В марте в 4 реках полупустынной зоны Республики Дагестан оказались жизнеспособными 37,24±2,56% яиц цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868); в 7 реках степной зоны, соответственно, 31,10±2,32% яиц цестод; в 11 реках предгорной зоны, 26,98±2,24% яиц; в 5 реках горной зоны, 21,86±2,13% яиц, количество которых вполне достаточно для обеспечения интенсивного весеннего заражения разных видов рачков-циклопов - промежуточных хозяев (табл. 5).

Таблица 5 Показатели перезимовании яиц цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) в природных водоемах в разрезе зональности Республики Дагестан (по данным санитарно-гельминтологической экспертизы воды)

Показатели

Природная зона

Полупустынная

Степная

Предгорная

Горная

Количество яиц T. nodulosus и T. crassus в воде осенью (ноябрь 2018), экз.

500±12

500±16

500±11

500±15

Количество яиц T. nodulosus и T. crassus в воде весной (март 2019), экз.

490,8±23,44

488,6±20,74

483,7±21,92

469,1±23,72

Количество живых яиц T. nodulosus и T. crassus в воде весной (март 2019), экз.

182,76±9,27

151,97±17,66

130,48±11,73

92,60±8,84

% живых яиц T. nodulosus и T. crassus в воде весной (март 2019)

37,24±2,56

31,10±2,32

26,98±2,24

21,86±2,13

Как видно, по санитарно-гигиеническому состоянию природные и прудовые водоемы Республики Дагестан во всех природно-климатических зонах по загрязнению яйцами цестод Triaenophorus nodulosus и Triaenophorus crassus являются неблагополучными очагами триено-форозной инвазии рыб.

Выводы.

1. По результатам санитарно-гигиенической экспертизы воды и ила природных и прудовых водоемов Республики Дагестан на предмет об-семененности яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) можно констатировать умеренный и высокий уровни загрязнения водных ресурсов яйцами этих видов цестод. Количество проб воды среди природных водоемов с наличием яиц цестод Triaenophorus nodulosus и Triaenophorus crassus было больше в реках, питаемых подземными водами, где % проб воды с наличием яиц колебалось в пределах 60,00 - 75,00% при количестве яиц 33,39±2,35 - 45,42±3,18 экз./ 1 л воды

2. Все 25 крупных рек Республики Дагестан, по данным санитарно-гигиенической экспертизы проб воды, являются эпизоотически активными биотопами инвазии с колебаниями % проб воды с наличием яиц в пределах 48,00 - 79,00% и количества яиц 27,92±2,58 - 50,62±3,76 экз./ 1 л воды. По степени загрязнения проб воды яйцами цестод Triaenophorus nodulosus и Triaenophorus crassus наиболее неблагополучными водоёмами являются реки Шаитли, Ансалта, Самур, Рубас, Гакко, Курах, Хема, Ямансу, Акуша.

3. Параметры обсемененности проб воды в прудовых водоемах Республики Дагестан яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) находились в прямой зависимости от прогреваемости прудов, суммы эффективных температур воды в рыбоводных прудах полупустынной, степной, предгорной и горной зон. В рыбоводных прудах полупустынной зоны количество проб воды с наличием яиц цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) составил 78,00% при количестве яиц цестод 61,52±3,80 экз./1 л воды; в прудах степной зоны, соответственно, 69,00% и 52,67±3,41 экз./ 1 л воды; в прудах предгорной зоны - 57,0% и 39,15±2,73 экз./1 л воды; в прудовых водоемах горной зоны - 45,0% и 28,60±2,28 экз./1 л воды.

4. В рыбоводных прудах полупустынной зоны количество проб ила с наличием яиц Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) составил 90,00% при количестве яиц цестод 123,86±7,62 экз./1 кг ила; в прудах степной зоны, соответственно, 85,00% и 106,33±6,85 экз./ 1 кг ила; в прудах предгорной зоны - 73,00% и 82,58±5,58 экз./ 1 кг ила; в прудовых водоемах горной зоны - 58,00% и 62,40±4,30 экз./1 кг ила. При исследовании проб воды в прудовых водоемах степной зоны весной суммарное количество проб воды с наличием яиц цестод рода Triaenophorus (Pallas, 1781) составил 47,00% при количестве яиц цестод 38,61±2,78* экз./1 л воды; летом, соответственно, 100% и 70,14±5,11** экз./1 л воды; осенью - 100% и 78,50±5,30** экз./1 л воды; зимой - 29,00% и 23,41±2,14* экз./1 л воды.

5. В опытах в марте 2019 года в 4 реках полупустынной зоны Республики Дагестан оказались жизнеспособными 37,24±2,56% яиц цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868); в 7 реках степной зоны, соответственно, 31,10±2,32% яиц цестод; в 11 реках предгорной зоны, 26,98±2,24% яиц; в 5 реках горной зоны, 21,86±2,13% яиц, количество которых вполне достаточно для обеспечения интенсивного весеннего заражения видов рачков-циклопов, являющихся промежуточными хозяевами. По санитарногигиеническому состоянию природные и прудовые водоемы Республики Дагестан во всех природно-климатических зонах по загрязнению яйцами видов цестод Triaenophorus nodulosus и Triaenophorus crassus являются неблагополучными очагами триенофорозной инвазии рыб.

Список литературы:

  1. Алиева К.Г. Активность паразитарной системы Lernaea elegans morpha Ctenopharyngodontis Lin, 1960 у рыб в прудах, питаемых водами бассейна реки Терек/ К.Г. Алиева, Н.Х. Тхакахова, Н.М. Мирзоева, А.М. Биттиров// Известия Кабардино-Балкарского государственного аграрного университета им. В.М. Кокова. 2020. № 2(28). С. 21-26.
  2. Алиева К.Г. Биоразнообразие эктопаразитов сем. Gyrodactylidae van Benedeni et Hessen, 1863 y рыб в бассейне реки Сулак/ К.Г. Алиева, М.Г. Гази-магомедов, А.В. Атабиев, И.И. Махиев, Н.М. Мирзоева, И.А. Биттиров, М.М. Га-заев, А.М. Биттиров// Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями. 2017. № 18. С. 13-15.
  3. Алиева К.Г. Видовой состав и эпизоотология эндопаразитов сем. Sanguinicolidae Graff, 1907 у рыб в водоемах бассейна р. Терек/ К.Г. Алиева, А.Б. Иттиев, И.И. Махиев, Н.М. Мирзоева, И.А. Биттиров, М.М. Газаев, А.М. Биттиров// В сборнике: Селекция на современных популяциях отечественного молочного скота как основа импортозамещения животноводческой продукции. Материалы всероссийской научно-практической конференции с международным участием. 2018. С. 172-175.
  4. Алиева К.Г. Видовой состав эндопаразитов рода Phyllodistomum Olssen, 1876 у рыб реки Сулак/ К.Г. Алиева, А.В. Атабиев, И.И. Махиев, Н.М. Мирзоева, И.А. Биттиров, М.М. Газаев, А.М. Биттиров //Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями. 2017. № 18. С. 11-12.
  5. Алиева К.Г. Эпизоотология трианофороза рыб, вызванного Triaenophorus crassus Foreli, 1868 и Triaenophorus nodulosus Pallas, 1781 в водохранилище Черекского энергетического каскада/ К.Г. Алиева, А.В. Атабиев, И.И. Махиев, Н.М. Мирзоева, М.М. Газаев, А.М. Биттиров// В сборнике: Биоразнообразие и рациональное использование природных ресурсов. Материалы докладов V Всероссийской заочной научно-практической конференции с международным участием. 2017. С. 26-28.
  6. Алиева К.Г. Эпизоотологическая характеристика рода Roteocephalus у рыб в водоемах Северного Кавказа/ К.Г. Алиева, М.М. Шахмурзов, И.И. Махи-ев, Н.М. Мирзоева, И.А. Биттиров, М.М. Газаев, А.М. Биттиров// Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями. 2017. № 18. С. 16-18.
  7. Махиев И.И. Сезонная оценка экстенсивности инвазии николлеза карпа и сазана в прудовых водоемах Кабардино-Балкарии/ И.И. Махиев, К.Г. Алиева, А.Б. Иттиев, А.В. Атабиев, Н.М. Мирзоева, И.А. Биттиров, М.М. Газаев, А.М. Биттиров// В сборнике: Селекция на современных популяциях отечественного молочного скота как основа импортозамещения животноводческой продукции. Материалы Всероссийской научно-практической конференции с Международным участием. 2018. С. 273-276.
  8. Мирзоева Н.М. Видовое разнообразие, систематика, локализация и ареал трематод сем. Bunoderidae NIcoll, 1914 у рыб бассейна реки Малка/ Н.М. Мирзоева, К.Г. Алиева, А.Б. Иттиев, А.В. Атабиев, И.И. Махиев, И.А. Биттиров, М.М. Газаев, А.М. Биттиров// В сборнике: Селекция на современных популяциях отечественного молочного скота как основа импортозамещения животноводческой продукции. Материалы всероссийской научно-практической конференции с международным участием. 2018. С. 276-280.
  9. Тхакахова Н.Х. Результаты оценки гидрохимического состояния и уровня загрязнения рек и прудовых водоёмов Кабардино-Балкарии/ Н.Х. Тхакахова, Н.М. Мирзоева, К.Г. Алиева, А.М. Биттиров// Известия Кабардино-Балкарского государственного аграрного университета им. В.М. Кокова. 2020. № 2 (28). С. 38-44.
  10. Шахбиев Х.Х. Анализ распространения гельминтов рода Paradiplozoon у рыб в бассейне рек Дагестана/ Х.Х. Шахбиев, К.Г. Алиева, И.Х. Шахбиев, Р.К. Кадырова, А.М. Биттиров// Вопросы нормативно-правового регулирования в ветеринарии. 2019. № 4. С. 63-64.
  11. Шахбиев Х.Х. Биоразнообразие и интенсивные показатели паразитарной фауны у кутума в бассейнах рек Терек, Сулак, Самур, Аксай и кума в пределах Дагестана/ Х.Х. Шахбиев, К.Г. Алиева, И.Х. Шахбиев, Ш.М. Кадыжев, З.А. Магомедова, А.М. Биттиров// Международный вестник ветеринарии. 2019. № 4. С. 55-59.

Резюме. Мониторинг санитарно-гигиенического состояния речного и прудового бассейна Республики Дагестан по загрязнению яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868). Загрязнение воды 25 рек и прудовых водоемов Дагестана яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) изучали зимой, весной, летом и осенью в контрольных створах исследованиями 2 500 проб воды общепринятыми методами в лаборатории инвазионных болезней животных и птиц ПЗНИВИ. На предмет наличия яиц цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) общепринятыми методами в разные сезоны года (зимой, весной, летом и осенью) исследовано по 100 - 200 проб воды и ила водоемов в природно-климатических зонах региона. По результатам санитарно-гигиенической экспертизы воды и ила природных и прудовых водоемов Дагестана на предмет обсемененности яйцами цестод Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781) и Triaenophorus crassus (Forel, 1868) можно констатировать умеренный и высокий уровни загрязнения водных ресурсов яйцами этих видов цестод. Все 25 крупных рек Республики Дагестан по данным санитарно-гигиенической экспертизы проб воды являются эпизоотически активными биотопами инвазии с колебаниями % проб воды с наличием яиц в пределах 48,00-79,00% и количества яиц 27,92±2,58-50,62±3,76 экз./ 1 л воды. По степени загрязнения проб воды яйцами цестод Triaenophorus nodulosus и Triaenophorus crassus наиболее неблагополучными являются реки Шаитли, Ансалта, Самур, Рубас, Гакко, Курах, Хема, Ямансу, Акуша. По санитарно-гигиеническому состоянию природные и прудовые водоемы Республики Дагестан во всех природно-климатических зонах по загрязнению яйцами видов цестод Triaenophorus nodulosus и Triaenophorus crassus являются неблагополучными очагами триенофорозной инвазии рыб.

Ключевые слова: Республика Дагестан, водная экосистема, рыба, цестода, вид, Triaenophorus nodulosus (Pallas, 1781), Triaenophorus crassus (Forel, 1868), эпизоотология, яйцо, контаминация, река, пруд, вода, ил.

Сведения об авторах:

Алиева Камилла Гаджимурадовна, кандидат биологических наук, старший преподаватель кафедрs биологии и медицинской экологии ФГБОУ ВО «Дагестанский государственный медицинский университет»; 367000, Республика Дагестан, г. Махачкала, пл. Ленина, 1; тел.: 8-8722-674903; e-mail: akamilla05@mail.ru.

Калошкина Инна Муратовна, кандидат ветеринарных наук, начальник отдела противопаразитарных, ветеринарно-санитарных мероприятий ГКУ КСББЖ «Краснодарская»; 350004, г. Краснодар, ул. Калинина, 15; тел.: 8-918-4656939; e-mail: beretarinna@gmail.com.

Мирзоева Назифат Мухтаровна, кандидат биологических наук, старший преподаватель кафедры биохимии и химической экологии ФГБОУ ВО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова»; 360030, Кабардино-Балкарская Республика, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 185; тел.: 8-8662-421915; e-mail: mnazifa@bk.ru.

Медведева Анна Михайловна, аспирант ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина»; 350044, г. Краснодар, ул. Калинина, 13; тел.: 8-918-0155290; e-mail: medvedeva778@mail.ru.

Ответственный за переписку с редакцией: Биттиров Анатолий Мураше-вич, доктор биологических наук, профессор кафедры ветеринарной медицины ФГБОУ ВО «Кабардино-Балкарский государственный аграрный университет им. В.М. Кокова»; 360030, Кабардино-Балкарская Республика, г. Нальчик, ул. Ленина, 1 в; тел.: 8-8662-471772; e-mail: bam_58a@mail.ru.

 

   
2011 © Ветеринария Кубани Разработка сайта - Интернет-Имидж