rus eng
Архив номеров / Номер 5, 2020 год Распечатать

Ретроспективный анализ эпизоотической ситуации по оспе овец и оспе коз

УДК 619:616.98:578.821.21.636
DOI 10.33861/2071-8020-2020-5-18-22

Мищенко А.В., Мищенко В.А., Караулов А.К., Петрова О.Н. Федеральное государственное
бюджетное учреждение «Федеральный центр охраны здоровья животных», г. Владимир
Кривонос Р.А. департамент ветеринарии Краснодарского края, г. Краснодар
Черных О.Ю. ГБУ КК «Кропоткинская краевая ветеринарная лаборатория», г. Кропоткин

Введение. Известно, что все болезни животных потенциально отрицательно влияют на человеческое общество за счет ущерба обуславливаемого снижением количества и качества продуктов питания и сырья, что, в общем, влияет на качество жизни людей. Наибольшие последствия представляют трансграничные болезни животных. Трансграничные болезни - это болезни, которые имеют исключительные значение для экономики, торговли и/или продовольственной безопасности многих стран, способные к широкому распространению в эпизоотических масштабах, борьба с которыми вплоть до ликвидации требует совместных усилий нескольких государств [8]. Развитие эпизоотии оспы овец на территории Ярославской области в 2016 году послужило одной из причин для детального ретроспективного анализа эпизоотической ситуации по оспе овец на территории Российской Федерации, сопредельных государств, осуществляющих с Россией внешнеторговые операции продукцией сельского хозяйства. Оспа овец и оспа коз - это высоконтагиозные трансграничные вирусные болезни, протекающие с характерными папулезно-пустулезными поражениями кожи головы и слизистых оболочек. Эти инфекции подлежат обязательной нотификации в МЭБ [15, 24, 25]. Заболевания наносят овцеводству и козоводству значительный экономический ущерб, обусловленный гибелью и вынужденным убоем больных животных, снижением продуктивности, затратами на проведение ветеринарно-санитарных и карантинно-охранных мероприятий [6].

Оспа овец и оспа коз являются эндемичными в странах северной Африки, Ближнего Востока и Азии [15]. Возбудителями оспы является ДНК-содержащие оболочечные вирусы, относящиеся к роду Capripoxvirus семейства Poxviridae. К роду Capripoxvirus относится и возбудитель нодулярного (заразного узелкового) дерматита крупного рогатого скота [6, 19, 20, 21, 24, 30]. Вирусы оспы овец и оспы коз состоят в близком генетическом, антигенном и серологическом родстве, но по патогенности обладают строгой видовой специфичностью и являются отдельными таксономическими видами [13, 24, 30]. Результаты обследования эпизоотических очагов свидетельствуют о том, что вирус оспы овец поражает только овец, а вирус оспы коз поражает только этих животных [6]. В то же время появилось сообщение о том, что в Нигерии и Кении выделен вирус оспы коз, патогенный для овец. Ряд исследователей считают, что к вирусу оспы овец чувствительны не только домашние козы, но и дикие животные - сайгаки и козероги. Предполагается, что дикие жвачные животные могут служить источником инфекции и переносчиком возбудителя [6, 25, 27]. В США вирусы оспы овец и оспы коз относят к патогенам, которые могу быть использованы для агротерроризма [13]. Инкубационный период при оспе овец и коз определен в 21 день [15, 20, 22]. В ряде литературных источников приводятся другие показатели (4-13 дней). В большинстве случаев оспа овец регистрируется в виде спорадических случаев вне зависимости от времени года, но особенно тяжело протекает при холодной и сырой погоде, в условиях, не соответствующих зоогигие-ническим нормам содержания, сопровождается большими экономическими потерями, связанными с большим количеством павших животных [4, 6].

Источником инфекции являются больные животные, особенно в период генерализованного процесса. Вирус содержится и сохраняется в кожных поражениях (струпья, узелки) в слюне, носовых выделениях и фекалиях больных животных в течение 1-2 месяцев [15, 29, 30].

Считается, что описываемые вирусы передаются в основном аэрогенным путем, возможно заражение при прямом контакте и/или через зараженные предметы [1, 6, 24]. Возможна передача инфекции насекомыми как механическим вектором [15, 24]. Ягнята и козлята могут заражаться алиментарным путем через инфицированное молоко. Виремия предшествует генерализации процесса. В период виремии и при проявлениях лихорадки вирус оспы обнаруживается в крови, легких и почках. При генерализованном и осложненном течении болезни гибель овец достигает половины от количества заболевших животных [1].

Оспа овец проявляется лихорадкой, депрессией, полипноэ, конъюнктивитами, слезотечением, ринитами, отеками век, фотофобией. У больных овец на бесшерстных частях тела (промежности, паховые и подмышечные области, вымя, веки, морда, мошонка) появляются высыпания. В ряде случаев на теле животных появляются папулы белосерого цвета, подсыхающие и в форме струпьев, легко отделяющиеся. Регистрируются случаи превращения папул в везикулы. В легких образуются узелки, которые вызывают бронхопневмонию и кашель. Результаты эпизоотологических обследований очагов инфекции свидетельствуют о том, что чаще всего болезнь продолжается 20-30 дней, а у истощенных и слабых животных - этот срок увеличивается [6, 15]. В отдельных отарах погибает от 50 до 80% молодняка. При доброкачественном течении болезни отмечается гибель 5-10% взрослых особей [6]. Наиболее тяжело болеют овцы тонкорунных пород [17]. Вирус оспы, попавший в организм овец с выдыхаемым воздухом, размножается в клетках эпителия слизистых оболочек органов дыхания, вызывая нарушение их функции. В последующем возбудитель из респираторного тракта разносится кровью в слизистые оболочки и кожу, при репликации которых вызывает характерные поражения. У суягных овец вирус оспы вызывает аборт или рождение нежизнеспособных ягнят. Ряд исследователей утверждают, что при оспе существует зависимость течения болезни от климатических условий [6, 15]. У больных овец отмечаются истощение, геморрагии, отеки, васкулиты, некроз с вовлечением всех слоев кожи. Ограниченные оспенные поражения обнаруживаются на слизистой оболочке глаз, ротовой и носовой полостей, глотки, надгортанника, трахеи, слизистых оболочках рубца и сычуга, ноздрях, наружных половых органах, вымени. В тяжелых случаях поражения могут, сливаться. При оспе часто регистрируются поражения легких, характеризующиеся тяжелыми и экстенсивными, распределенными по всей поверхности оспенными поражениями, гиперемия, отеки, очаговые участки пролиферации с некрозом, лобулярный ателектаз. Отмечаются гиперемия, отеки и геморрагии средостенных лимфатических узлов [6, 15]. Известно, что все каприпоксвирусы устойчивы в объектах ветеринарного надзора [6, 10, 11, l4, 23, 24, 25, 27, 28, 30].

У высокопородных коз оспа протекает в острой форме. Заболевание проявляется около 3 недель. Клинические признаки регистрируются у 80-90% коз. Отмечается гибель 20-25% заболевших животных. Оспа коз сопровождается массовыми абортами, гибелью новорожденных козлят (до 85-90%) и истощением. Как правило, гибель больных животных обусловлена вторичными (бактериальными) инфекциями, вызывающими патологические изменения в органах дыхания. У коз местных пород оспа характеризуется доброкачественным течением, как правило, падеж животных не превышает 3-5% [17].

Диагностика оспы овец и коз основывается на результатах эпизоотологического обследования, выявленных клинических признаках и патологоанатомических изменениях, подтвержденных результатами лабораторных исследований. Для лабораторных исследований отбирают пробы пораженной кожи, легких и лимфоузлов, отобранные не позднее, чем через неделю после появления первых клинических признаков. При дифференциальной диагностике исключают контагиозную эктиму, блютанг, чуму мелких жвачных [18]. На отгонных пастбищах основная роль в обнаружении клинических признаков оспы овец принадлежит обслуживающему персоналу. Вопрос об источниках инфекции, механизмах передачи и путях распространения возбудителя является одним из основных вопросов при разработке мер борьбы с ними. Эта проблема особенно актуальна для трансграничных инфекций, в том числе и для оспы овец и оспы коз. Общая профилактика оспы овец и оспы коз основана на изоляции (карантинировании) пораженных стад, дезинфекции, уничтожении трупов. Для специфической профилактики используется вирус-вакцина [2].

Целью настоящей работы был ретроспективный анализ эпизоотической ситуации по оспе овец и оспе коз. Оценку эпизоотологических характеристик проводили с использованием баз данных МЭБ [26, 31]. При анализе данных использованы материалы, полученные авторами работы при командировках, а также сведения, опубликованные в научных статьях. В таблице 1 приведены данные о вспышках оспы овец и оспы коз на территории Российской Федерации.

Таблица 1. Оспа овец и оспа коз на территории Российской Федерации в 1997-2016 гг.

№ п/п

Субъекты

Дата возникновения/ количество очагов

Всего очагов

1

Ростовская обл.

1997/1

1

2

Астраханская обл.

2000/1

1

3

Республика Дагестан

1997/1; 2015/5

6

4

Республика Калмыкия

2000/3; 2001/2; 2015/2

7

5

Приморский край

2002/7; 2003/1; 2010/1; 2011/1; 2016/4

14

6

Хабаровский край

2008/1

1

7

Амурская обл.

2010/2

2

8

ЕАО

2002/1; 2003/2

3

9

Забайкальский край

1998/2; 1999/2; 2012/7;2013/1

12

10

Ярославская обл.

2016/14

14

Всего

61

Из приведенных в таблице 1данных видно, что за период с 1997 по 2016 годы были зарегистрированы вспышки оспы овец в 61 очаге в 10 субъектах Российской Федерации. Каждая из этих вспышек имела свои особенности. Так, например, в августе-сентябре 2002 года в Ленинском районе Еврейской Автономной области было зарегистрировано заболевание овец оспой. При эпизоотологическом обследовании отар оспа овец была обнаружена на территории Смидо-вичского, Октябрьского, Облученского и Биробиджанского районов. В очагах инфекции находилось 1 264 овец, клинические признаки оспы были обнаружены у 374 (29,6%) животных. Пало 58 (15,5%) овец. В октябре-ноябре 2003 года в селах Ленинское и Калиновка Ленинского района Еврейской Автономной области было зарегистрировано 14 случаев заболевания коз оспой. В 2002 году в СПХК «Луговое» и ЛПХ жителей Хорольского района Приморского края при обследовании отар были выявлены клинические признаки оспы овец. В последующем оспа овец была диагностирована в хозяйствах на территории Спасского, Ханкайского, Анучинского, Шкотовского, Михайловского и Уссурийского районов Приморского края. Всего в 7 неблагополучных пунктах заболело 152 овцы, из них погибло 12 (12,7%). Российская Федерация в 2004-2007 года была свободна от оспы овец и оспы коз. В последующие годы вспышки заболевания были зарегистрированы на территории приграничных с Китаем субъектов Дальневосточного федерального округа. В 2008 года в Хабаровском крае было зарегистрировано заболевание оспой 17 коз, из них пало 13 голов. В сентябре 2010 года в селе Искра Черниговского района Приморского края были обнаружены 32 (15,5%) больных оспой овцы из 206 голов, находящихся в отаре. В 2011 году оспа овец была диагностирована в Приморском крае, где из 250 овец заболело 54 (21,6%) голов и погибло 43 (17,2%). Данные о вспышках оспы овец в Дальневосточном федеральном округе приведены в таблице 2.

Таблица 2. Эпизоотическая ситуация по оспе овец в Дальневосточном федеральном округе в 2008-20017 гг.

Субъект

Год

количество

заболело

пало

овец

коз

овец

коз

овец

коз

Хабаровский край

2008

96

17

0

17

0

13

Амурская обл.

2010

515

-

46

-

0

-

Амурская обл.

2010

387

-

59

-

0

-

Приморский край

2010

205

-

32

-

9

-

Приморский край

2011

248

-

54

-

43

-

Приморский край

2015

94

-

36

-

-

-

Приморский край

2016

698

-

252

-

53

-

Представленные в таблице 2 данные свидетельствуют о напряженной эпизоотической ситуации по оспе овец в Дальневосточном федеральном округе в 2008-2016 гг. Детализация сведений об очагах оспы овец, зарегистрированных на территории Приморского края в 2015-2016 гг., представлена в таблице 3.

Таблица 3 Эпизоотическая ситуация по оспе овец в 2015-2016 гг. в Приморском крае

Неблагополучные пункты

Дата

Количество овец в очагах

Всего

Заболело

Пало

голов

%

голов

%

Хасанский р-н, с. Камышевка

24.09.15

18

18

100

0

0

Хасанский р-н, с. Краскино

28.09.15

76

18

23,7

0

0

Всего в 2015г.

 

94

36

38,3

0

0

Уссурийский р-н, с. Новоникольское

08.11.16

58

26

44,8

0

0

Уссурийский р-н, с. Богатырка

10.11.16

127

78

61,4

11

8,7

Октябрьский р-н, с. Струговка

21.10.16

369

72

19,5

10

13,9

г. Лесозаводск

11.11.16

144

76

52,8

32

42,1

Всего в 2016г.

 

698

252

36,5

53

7,6

Из представленных в таблице 3 данных видно, что в Приморском крае в 2015 году оспа овец была зарегистрирована в двух населенных пунктах. Из 94 овец заболело 36 животных. Заболевание протекало в легкой форме. В 2016 году заболевание было диагностировано в четырех населенных пунктах. Оспенные поражения были обнаружены у 19,5-61,4% (среднее 36,5%) овец.

Необычная эпизоотическая ситуация по оспе овец сложилась в стране в 2016 году. Были зарегистрированы случаи заболевания на территории Ярославской области, где в августе были зарегистрированы первые случаи заболевания овец оспой. Согласно данным ветери- 1 нарной отчетности Ярославская область была благополучной по оспе овец более 40 лет. В таблице 4 приведена характеристика очагов оспы на территории Ярославской области в 2016 году.

Таблица 4. Эпизоотическая ситуация по оспе овец в Ярославской области в 2016 году

Неблаго­получные пункты

Дата

Количество овец в очагах

Всего

Заболело

Пало

Убито

голов

голов

%

голов

%

голов

Угличский р-н, с. Покровское

14.08.16

293

103

35,2

54

18,4

239

Угличский р-н, д. Коржево

19.08.16

28

2

7,1

2

7,1

26

Угличский р-н, д. Малое Мельничное

25.08.16

26

4

15,4

1

3,8

25

Угличский р-н, с. Покровское

22.08.16

5

1

20

1

20

4

Угличский р-н, д. Противье

25.08.16

23

23

100

1

4,3

22

Рыбинский р-н., д. Харитоново

25.08.16

24

24

100

18

75

0

Некоузский р-н, д. Горки

25.08.16

14

14

100

8

57,1

0

Тутаевский р-н, д. Чебакова

29.08.16

94

71

75,5

43

45,7

0

Ярославский р-н, д. Ананьино

29.08.16

12

6

50

3

25

0

Ярославский р-н, д. Курилово

29.08.16

22

17

77,3

3

13,6

0

Ярославский р-н, с. Пажа

02.09.16

20

11

55

4

20

0

Ярославский р-н, д. Новлино

02.09.16

33

14

42,4

6

18,2

0

Мышкинский р-н, д. Мокейцево

02.09.16

349

8

2,3

0

0

0

Больше­сельский р-н, д. Каюрово

07.09.16

9

9

100

5

55,5

0

Всего

 

952

307

32,2

149

15,7

316

Из приведенных в таблице 4 данных видно, что за 25 дней оспа овец была диагностирована в 14 неблагополучных пунктах, расположенных в 7 (41,1%) из 17 районов области, что свидетельствует о массированном источнике возбудителя оспы овец. Можно только предположить, что источником вируса могли быть инфицированные овцы, завезенные из ранее неблагополучных регионов Северо-Кавказского федерального округа, где в 2015 году отмечалось массовое заболевание овец.

Таблица 5. Эпизоотическая ситуация по оспе овец в Республике Дагестан

Неблагополучные пункты

Дата

Количество животных в очагах

Всего

Заболело

голов

%

Кировский р-н, остров Чечень

02.07.15

4100

120

2,9

Кизлярский р-н, Кутан Каримбекова

03.09.15

820

15

1,8

Тарумовский р-н, КФХ «Дружба»

21.09.15

600

11

1,8

Кумторкалинский р-н, ЛПХ Кадиевка

17.10.15

187

1

0,5

Нагайский р-н, ЛПХ Уцимиева

26.10.15

780

16

2,1

Всего:

6487

163

2,5

По данным, представленным Казахстаном в МЭБ, случаи заболевания овец оспой были зарегистрированы в Западно-Казахстанской и Атырауской областях [26, 31].

В Республике Калмыкия оспа овец была зарегистрирована в двух крестьянско-фермерских хозяйствах Лаганского района в ноябре 2015 года. Из 2 847 овец, принадлежащих КФХ Эрднья, заболела 41 овца, пало 15 животных. Было уничтожено 26 больных животных. В КФЖ Адьян из 778 овец клинические поражения были обнаружены у 5 голов. В таблице 6 приведены данные по вспышкам оспы овец в Республике Калмыкия в 2015 году.

Таблица 6. Эпизоотическая ситуация по оспе овец в Республике Калмыкия [31]

Неблагополучные пункты

Дата

Количество животных

Всего

Заболело

голов

%

Лаганский р-н, КФХ» Эрдня»

03.11.15

2847

41

1,4

Лаганский р-н, КФХ «Адьян»

03.11.15

778

5

0,6

При эпизоотологических расследованиях, проведенных ветеринарными специалистами Республики Калмыкия, были установлены межхозяйственные связи, послужившие основанием для предположения высокой вероятности заноса/завоза инфекции из Республики Дагестана.

Забайкальский край (до 11 июля 2007 г. Читинская область), на юге и юго-востоке граничит с Монголией и Китаем. Пять районов (Ак-шинский, Борзинский, Ононский, Кыринский, Красно-Чикойский) края (831,5 км) граничат с Монголией (Восточный и Хентийский аймаки), семь районов (Забайкальский, Приаргунский, Калганский, Краснока-менский, Нерчинско-Заводской, Газимуро-Заводской и Могочинский) с Китаем (1 095,3 км) (провинции Внутренняя Монголия и Хейлудзян). В приграничных районах Забайкальского края практикуется круглогодичный выпас жвачных животных на естественных пастбищах. Оспа овец представляет большую угрозу овцеводству Забайкальского краю. В период с 1953 по 1999 годы оспа овец была зарегистрирована в 142 неблагополучных пунктах в 16 районах, в том числе в 10 приграничных. В очагах оспой заболело 36 174 овец, из них пало 15 189 животных (5,7-100%, в среднем 41,8%). [12]. До 1972 года на Бор-зинский мясокомбинат ввозились и перегонялись овцы из Монголии. В этот период первичные вспышки оспы почти всегда начинались с пограничных районов. Ветеринарные специалисты региона считали, что в ряде районов вирус оспы был занесен дикими парнокопытными животными из сопредельных стран, а также - посторонними лицами, которые могли быть находится в неблагополучных пунктах за пределами области. Установлено, что распространению оспы способствовала стрижка овец. Благополучие региона по оспе овец с 1983 по 1998 год можно объяснить резким снижением поголовья животных [12].

Оспа овец в 2012-2013 году получила широкое распространение в 7 районах Забайкальского края, где болели вакцинированные против оспы овец животные [5, 15, 16, 19]. В таблице 7 приведены данные по эпизоотической обстановке по оспе овец в Забайкальском крае в 2012 году. В 2013 году были обнаружены 55 овец, больных оспой в ЛПХ в селе Бура Калганского района Забайкальского края. В ГНЦ вирусологии и биотехнологии «Вектор» и ИЭВС и ДВ были проведены исследования проб патологического материала, отобранных в 2013 году от больных оспой овец из Ононского и Борзинского районов Забайкальского края. Результаты филогенетического анализа выделенных возбудителей по гену Р52 свидетельствуют, что они идентичны штаммам вируса оспы коз, циркулирующим на территории Китая и Индии [9, 22].

Таблица 7 Эпизоотическая ситуация по оспе овец в Забайкальском крае в 2012 году

№ п/п

Неблагополучные пункты

Дата

Количество овец

Всего

Заболело

голов

%

1

Ононский р-н, с.п. Ималкинское

26.09.12

2153

74

3,4

2

Борзинский р-н, Ключевское

03.10.12

603

38

6,3

3

Приаргунский р-н, с. Дурой (п.з. «Дружба»)

20.11.12

2637

23

0,9

4

Калганский р-н, с. Доно

19.10.12

1557

198

12,7

5

Александра- Заводской р-н, Кузнецово

20.11.12

12

11

91,7

6

Могойтуйский р-н, с. Кусоча

14.11.12

332

74

22,3

7

Забайкальский р-н, г.п. Забайкальское

28.11.12

 

309

 

Всего заболело

727

Эпизоотическая ситуация по оспе овец и оспе коз в приграничных с Российской Федерации государствах. В Монголии оспа овец регистрировалась до 1977 года. В 2006-2007 годах на территории восточных аймаков (Дорнод, Хентий, Сухе-Батор, Восточно-Гобийский) отмечалось массовое распространение оспы овец. Вирус от пораженных оспой овец, по данным филогенетического анализа, был идентичен возбудителю, выделенному от больных животных в Китае и во Вьетнаме. В 2008 году от больных оспой коз был выделен вирус оспы коз, который отличался от всех известных возбудителей оспы овец и оспы коз [3, 24]. В 2013 году были зарегистрированы случаи оспы овец в Восточно-Гобийском аймаке Монголии. В 2016 году оспа овец в Монголии была зарегистрирована в 56 неблагополучных пунктах. Данные об эпизоотической ситуации по оспе овец в Монголии в 2015-2016 годах представлены в таблице 8.

Таблица 8 Эпизоотическая ситуация по оспе овец в Республике Калмыкия [31]

№ п/п

Наименование аймака

2015г

2016г

1

Сухе-Баторский

10

10

2

Хентийский

1

10

3

Восточный

2

8

4

Восточно-Гобийский

7

13

5

Центральный

-

14

6

Южно-Гобийский

-

1

Всего

20

56

В 2016 году в 56 очагах оспой заболели 4 912 овец, из них пало 105 животных (2,1%). В период с января по июнь 2017 года оспа была нотифицирована в 21 неблагополучном пункте трех аймаков, эти данные представлены в таблице 9.

Таблица 9. Эпизоотическая ситуация по оспе овец в Монголии в 2017 году

№ п/п

Наименование неблагополучного аймака

Количество очагов

Дата

Количество больных овец

1

Сухебатор

4

17­-25.04.17

481

2

Сухебатор

2

04­-08.04.17

172

3

Хентий

3

01­-18.05.17

207

4

Тув

1

14.05.17

222

5

Всего

10

17.04­-14.05.17

1082

В 2017 году клинические признаки оспы были выявлены у 1 082 овец в 10 очагах из 3 аймаков. Животные в Монголии находятся на круглогодичном пастбищном содержании и в большой степени зависят от природно-климатических условий. Засушливый климат, ограниченное количество источников воды на многих пастбищах приводило к тому, что одним источником воды пользуются многие отары и гурты, а также дикие парнокопытные животные. Скотоводы Монголии традиционно в течение года постоянно меняют стойбища и перекочевывают на большие расстояния, на пастбища с более интенсивной растительностью. Все это способствует быстрому распространению многих инфекций, в том числе ящура, оспы овец и коз, чумы мелких жвачных среди стад и отар животных. В научной литературе и в СМИ имеются сообщения о вспышках оспы овец и оспы коз на территории бывших республик, входивших в состав СССР: Казахстан, Киргизия, Таджикистан. Вспышки оспы овец в период с 1993 по 1997 годы были зарегистрированы в Кзыл-Ординской, Актюбинской, Жамбыльской, Алматинской, Талды-Курганской областях Республики Казахстан [7, 8]. В 2009-2011 годах указанное заболевание было диагностировано в Павлодарской и Чимкентской областях Казахстана. Оспа овец и оспа коз регулярно регистрируется в Киргизии.

В Республике Таджикистан оспа овец была диагностирована в 1992, 1993, 1996-1998, 2000-2003, 2005-2010 годах. Болезнь распространялась на территории Хотлонской и Согдийской областей, Горно-Бадах-шанской Автономной области и районах республиканского подчинения [14, 17]. Чаще всего инфекция регистрировалась в приграничных с Афганистаном районах Хотлонской области и Горно-Бадахшанской Автономной области. На территории Хотлонской области были зарегистрированы вспышки оспы коз. Данные эпизоотологических обследований свидетельствуют, что заболевание коз оспой регистрируется в этих регионах в основном в осенне-зимний период [17]. По данным, представленным МЭБ, в анализируемый период в Исламской Республике Иран и Турции вспышки оспы овец регистрировались ежегодно [10, 21].

Заключение. Оспа овец и оспа коз в Российской Федерации проявляются в виде спорадических случаев и в основном в субъектах Дальневосточного и Сибирского федеральных округов, приграничных с Китаем и Монголией. Данные филогенетического анализа возбудителя вызвавшего вспышки болезни в Забайкалье, послужили основанием для вывода о том, что вирус был занесен из Китая. Результаты обследований очагов оспы овец в Республике Дагестан и Республике Калмыкия позволяют предположить о вероятном заносе возбудителя из ранее неблагополучных по оспе овец Западно-Казахстанской и Атырауской областей Казахстана. В анализируемый период времени в Российской Федерации регистрировалась в основном оспа овец. Единичные случаи оспы коз объясняются малой популяцией этих животных. Оспа овец и оспа коз постоянно регистрируется и в центрально-азиатских странах. Для субъектов, входящих в Северокавказский и Южный федеральные округа большую угрозу представляют приграничные страны, эндемичные по оспе овец.

Список литературы

  1. Вирусы и вирусные вакцины/ В.А. Сергеев, Е.А. Непоклонов, Т.И. Али-пер// М.: Библионика. 2007. С. 283-291.
  2. Гарькин А.В. Изучение иммунобиологических свойств вакцины против оспы овец и оспы коз// Автореф.... канд. вет. наук, Владимир, 2007.
  3. Гуленкин В.М. Эпизоотическая ситуация по оспе овец и коз и оценка риска возникновения вспышки на территории РФ/ В.М. Гуленкин, О.Н. Петрова, B. И. Диев и др.// Ветеринария и кормление. 2012. 4. С. 34-35.
  4. Диев В.И. Оспа овец и коз: эпизоотическая ситуация и профилактика/ В.И. Диев, В.И. Захаров, А.М. Рахманов и др.// Ветеринария. 2003. 11. С. 3-6.
  5. Дресвянникова С.Г. Эпизоотическая ситуация по социально значимым и особо опасным болезням животных в Российской Федерации за 2013 году/ C. Г. Дресвянникова, В.Н. Боровой, С.А. Коломыцев// Бизнес Партнер. Сельское хозяйство. 2014.
  6. Инфекционная патология животных/ Под ред. А.Я. Самуйленко и др.// М.: ИКЦ «Академкнига». 2006. Т. 1. С. 759-805.
  7. Кошеметов Ж. Мониторинг по вирусным инфекциям животных на территории Республики Таджикистан и Кыргызской Республики в 2014 году/ Ж. Ко-шеметов, Е. Абдураимов, М. Богданова и др.// Вестник КрасГАУ. 2016. 3. С. 171-179.
  8. Макаров В.В. Международное эпизоотическое бюро и список МЭБ/ Российский ветеринарный журнал. 2017. 7. С. 22-25.
  9. Максютов Р.А. Вспышка оспы овец в Забайкальском крае России/ Р.А. Максютов, Е.В. Гаврилова, А.П. Агафонов, А.Г. Глотов и др.// Материалы научнопрактической конференции «Диагностика и профилактика инфекционных болезней». Новосибирск. 2013. С. 74-76.
  10. Мищенко А.В. Ретроспективный анализ эпизоотической ситуации по ящуру в Иране/ А.В. Мищенко, В.А. Мищенко, А.В. Варкентин, В.Н. Шевкопляс, Г.А. Джаилиди, Р.А. Кривонос, О.Ю. Черных// Ветеринария Кубани. 2015. 2. С. 5-8.
  11. Мищенко А.В. Проблема нодулярного дерматита крупного рогатого скота/ А.В. Мищенко, В.А. Мищенко, А.В. Кононов, В.Н. Шевкопляс, Г.А. Джаилиди, С.Г. Дресвянникова, О.Ю. Черных// Ветеринария Кубани. 2015. 5. С. 3-6.
  12. Оспа овец// История ветеринарии Забайкалья. - Чита: Поиск. 2004. С. 146-150.
  13. Руководство по вирусологии: Вирусы и вирусные инфекции человека и животных/ Под ред. Д. К. Львова - М.: ООО «Издательство «Медицинские инфор-магенства». 2013. С. 908-910.
  14. Саторов И.Т. Оспа овец в Таджикистане/ И.Т. Саторов, И.Ю. Хухоров, С.П. Ботаев и др.// Ветеринария. 2003. 6. С. 12-14.
  15. Список МЭБ и трансграничные инфекции животных/ Владимир: ФГБУ «ВНИИЗЖ». 2012. С. 76-82.
  16. Сургучева Л.М. Эпизоотическая ситуация по социально значимым и особо опасным болезням животных в Российской Федерации за 2012 года/ Л.М. Сургучева, В.Н. Боровой, С.А. Коломыцев// Бизнес Партнер. Сельское хозяйство. 2013.
  17. Тураев Р.А. Эпизоотологический мониторинг оспы мелкого рогатого скота в Республике Таджикистан и ее специфическая профилактика/ Автореф.канд. вет. наук. Душанбе. 2012. 26 с.
  18. Черных О.Ю. Особенности клинического проявления контагиозного пустулезного дерматита (контагиозная эктима) овец и коз/ О.Ю. Черных, В.Н. Шевкопляс, А.В. Мищенко, В.А. Мищенко, Г.А. Джаилиди, Р.А. Кривонос, С.Г. Дресвянникова, А.А. Шевченко, М.Р. Коновалов// Ветеринария Кубани. 2016. 5. С. 4-7.
  19. 19. Шевкопляс В.Н. Эпизоотическая ситуация по социально значимым и особо опасным болезням животных в Российской Федерации за 2016 год/ В.Н. Шевкопляс, В.Н. Боровой, Ю.И. Барсуков и др.// Бизнес Партнер. Сельское хозяйство. 2017. С. 22-25.
  20. A description of two outbreaks of capripoxvirus disease in Mongolia/Beard P., Sugar S., Bazarragchaa E. et al.//Vet.Microbiology,2010,142,427-431.
  21. A review of sheep pox and goat pox: perspective of their control and eradication in Iran/Mirzale K., Barani S., Bocale S.//J. Adv. vet. anim. Res, 2015,2(4) 373-381.
  22. A100-Sheep Pox and Goat Pox//http://Ird/sps.ext/Disease_Manual-Final/ a100_sheep_pox_and_goat_pox.
  23. An outbreak of of sheep pox in Zabaikalsky krai of Russia//Maksyutov R.A., Gavrilova E.V., Agafononov A.P. et al. //Transbound Emerg Dis, 2015,62,4,453456.
  24. Сapripoxviruses of small ruminants: current updates and future perspectives/Madhavan A., Venkatesan G.,Kumar A.// Asian J.Anim.Vet. Adv.,2016, 11(12)757-770.
  25. Manual of Diagnostic Test and Vaccines for Terrestrial Animal (Mammals, Birds and Bees), 2016 Vol.1/OIE.8th ed.-Paris.
  26. OIE-Terrestrial Animal Health Code, 2016, 666-668.
  27. Scientific opinion of sheep and goat pox //EFSA Journal, 2014, 3885.
  28. Sheep &Goat Pox. Capripoxvirus infection// The Center for food security and public health (Iowa State University, 2008, 4p.
  29. Sheep and Goat pox. Standard operating procudures .1.Overview of etiology and ecology. FAD PReP, USDA, September 2016,10с..
  30. Review: Capripoxvirus Diseases:Current ststys and opportunities for control/ Tuppurainen E.,Venter E., Shisler J. et al.// Transbound Emerg Dis,2017,64,729-745.
  31. https://www.oie.int/wahis_2/public/wahid.php/Countryinformation/

Резюме. Оспа овец и оспа коз - это высоконтагиозные трансграничные болезни овец и коз, вызываемые вирусами, относящихся к роду Capripoxvirus семейства Poxviridae. Эти инфекции коз подлежат обязательной нотификации в МЭБ. Заболевания наносят овцеводству и козоводству большой экономический ущерб, обусловленный гибелью и вынужденным убоем больных животных, снижением продуктивности, затратами на проведение ветеринарно-санитарных, и охранных и карантинных мероприятий. Необходимо отметить и социальное значение, так как часто заболевшие животные являются единственным средством существования для владельцев. Авторами был проведен ретроспективный анализ эпизоотической ситуации по оспе овец и оспе коз в Российской Федерации и Монголии. Оценку эпизоотологических характеристик проводили с использованием баз данных МЭБ. При анализе данных использованы материалы, полученные авторами при командировках, а также сведения, опубликованные в научных статьях. Оспа овец и оспа коз в Российской Федерации проявляются в виде спорадических случаев и в основном в субъектах Дальневосточного и Сибирского федеральных округов, приграничных с Китаем и Монголией. Данные филогенетического анализа возбудителя вызвавшего вспышки болезни в Забайкалье, послужили основанием для вывода о том, что вирус был занесен из Китая. Результаты обследований очагов оспы овец в Республике Дагестан и Республике Калмыкия позволяют предположить о вероятном заносе возбудителя из ранее неблагополучных по оспе овец Западно-Казахстанской и Атырауской областей Казахстана. В анализируемый период времени в Российской Федерации регистрировалась в основном оспа овец. Единичные случаи оспы коз объясняются малой популяцией этих животных. Оспа овец и оспа коз постоянно регистрируется и в центрально-азиатских странах. Для субъектов, входящих в Северокавказский и Южный федеральные округа большую угрозу представляют приграничные страны, эндемичные по оспе овец.

Ключевые слова: мелкий рогатый скот, овцы, козы, оспа, эпизоотическая ситуация, ретроспективный анализ, вирус, эпизоотия, пути и механизмы распространения, клинические признаки болезни.

Сведения об авторах:

Мищенко Алексей Владимирович, кандидат ветеринарных наук, старший научный сотрудник информационно-аналитического центра ФГБУ «ВНИИЗЖ»; 600901, г. Владимир, мкр. Юрьевец; тел.: 8-4922-261551; e-mail: a.mischenko@mcx.ru.

Мищенко Владимир Александрович, доктор ветеринарных наук, профессор, главный научный сотрудник лаборатории профилактики болезней свиней и рогатого скота ФГБУ «ВНИИЗЖ»; 600901, г. Владимир, мкр. Юрьевец; тел.: 8-4922-261551; e-mail: mishenko@arriah.ru.

Караулов Антон Константинович, кандидат ветеринарных наук, заведующий информационно-аналитическим центром Управления ветнадзора ФГБУ «ВНИИЗЖ»; 600901, г. Владимир, мкр. Юрьевец; тел.: 8-4922-529967; e-mail: karaulov@arriah.ru.

Петрова Ольга Николаевна, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник ФГБУ «ВНИИЗЖ»; 600901, г. Владимир, мкр. Юрьевец.

Кривонос Роман Анатольевич, кандидат ветеринарных наук, руководитель департамента ветеринарии Краснодарского края, 350000, г. Краснодар, ул. Рашпилевская, 36; тел.: 8-861-2622869; e-mail: uv@krasnodar.ru.

Ответственный за переписку с редакцией: Черных Олег Юрьевич, доктор ветеринарных наук, директор ГБУ КК «Кропоткинская краевая ветеринарная лаборатория»; 352380, г. Кропоткин, ул. Красноармейская, 303; тел.: 8-918-4956659; e-mail: gukkvl50@kubanvet.ru.

 

   
2011 © Ветеринария Кубани Разработка сайта - Интернет-Имидж