rus eng
Архив номеров / Номер 5, 2019 год Распечатать

Действие защищённых аминокислот - лизина и метионина - на показатели молочной продуктивности и здоровья коров

УДК636.2.087.74:591-133

Рядчиков В.Г., Шляхова О.Г., Тантави А.А., Филева Н.С.
ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина», г. Краснодар

Введение. Белковое питание жвачных, как и других видов животных, следует рассматривать как аминокислотное питание, поскольку не белок как таковой, а аминокислоты являются основными участниками образования белков молока и тела животных. У жвачных определить обеспеченность незаменимыми аминокислотами по их содержанию в корме невозможно, так как пищеварение у них происходит в сложном четырехкамерном желудке, которое существенно отличается от пищеварения у животных с простым однокамерным желудком.

На сегодняшний день накоплено достаточно прямых доказательств того, что первыми лимитирующими незаменимыми аминокислотами в обменном белке кукурузно-соевых рационов жвачных являются лизин и метионин. По данным National Research Council [15] потребность в обменном лизине (далее, ОЛ) и метионине (далее, ОМ) на биосинтез белка молока и поддержание у лактирующих коров составляет 7,2 и 2,4% от обменного белка, соответственно. В других работах отмечено, что потребность в ОЛ была от 6,8 до 7,5%, в ОМ - от 2,3 до 2,5%. Обеспечение столь высокой потребности в лизине и метионине, несмотря на большой вклад синтезируемого в рубце богатого лизином (до 8%) микробного белка, часто становится проблемой при кормлении высокопродуктивных коров [18]. Поэтому перед наукой и практикой возник вопрос использования препаратов синтетических аминокислот для обогащения кормовых рационов, как это делается в практике свиноводства и птицеводства. Однако, использование тех же самых препаратов аминокислот для жвачных, которые применяют для свиней и птиц, невозможно, поскольку они разрушаются бактериями рубца до аммиака и пользы не дают. Эти препараты могут действовать эффективно лишь при пострубцовом их введении в сычуг или дуоденум (через канюлю), где действие бактерий незначительно. В настоящее время установлено положительное влияние обогащенных (лизином и метионином) рационов на возможность снижения расхода белковых кормов без ущерба для продуктивности коров [7, 10, 14].

В ряде опытов не наблюдали какого-либо положительного действия добавок защищенных аминокислот на продуктивность коров. Так, при оценке эффективности коммерческих препаратов защищенного лизина (PR-Lys) на значительное поголовье голштинских коров в ранней лактации (157 коров, надой 54 кг/д) и в середине лактации (230 коров, надой 42 кг/д) к рациону на кукурузной основе добавляли чистый лизин из расчета на 9-10 г на голову в день. Добавка не оказала заметного влияния на молочную продуктивность. Эти данные свидетельствуют о необходимости внимательного подхода к вопросу использования препаратов аминокислот в рационах коров с точки зрения их возможного дефицита [18]. Обоснованность использования защищенных аминокислот (лизина и метионина) в типичных для нашего животноводства рационах и установление величин их добавок может реально обеспечить дальнейшее повышение продуктивности на лучших фермах Краснодарского края и России, что позволит снизить затраты на белковые компоненты рациона, повысить рентабельность отрасли, и также будет способствовать улучшению экологической ситуации за счет снижения экскреции азота.

Цель настоящего исследования состоит в изучении влияния защищенных от распада в рубце лизина и метионина на показатели молочной продуктивности и здоровья коров.

Материалы и методы исследования. В опыте участвовали четыре высокопродуктивные коровы-первотелки голштинской породы в период лактации (150 дней после отела) с канюлями на рубце. Эксперимент был разделен на 4 периода и организован по методу (4*4) латинского квадрата. Общая длительность эксперимента составила 50 дней: 10 дней длился подготовительно-адаптационный период и 40 дней - опытный период. Через каждые 10 дней опытного периода животных переводили с предыдущего на последующий вариант рациона. Таким образом, каждая корова проходила все четыре варианта рациона, обогащенного аминокислотами. Изучали эффективность добавок защищенных аминокислот к основному рациону: 1) основной рацион (далее, ОР) - контрольная группа без добавок аминокислот; 2) ОР+Лизин (ОР+Л); 3) ОР+Метионин (ОР+М); 4) ОР+Лизин+Метионин (ОР+М+Л) (табл. 1).

На момент проведения эксперимента среднесуточный надой молока на корову в первой половине лактации составлял 35 кг при потреблении сухого вещества 21-22 кг/день.

Таблица 1. Схема опыта

Наименование опытного периода

№ коровы

1

2

3

4

1 период

ОР

ОР+Л

ОР+ М

ОР+Л+М

2 период

ОР+Л+М

ОР

ОР+Л

ОР+ М

3 период

ОР+М

ОР+Л+М

ОР

ОР+Л

4 период

ОР+Л

ОР+ М

ОР+Л+М

ОР

Согласно схеме, все опытные группы получали одинаковую по составу кормосмесь (табл. 2). Добавки аминокислот лизина в составе препарата ЛизиПерл и метионина - препарат Метасмарт вносили в кормосмесь путем тщательного перемешивания из расчета 0,9 г лизина и/или 0,45 г метионина (чистого вещества) на 1 кг сухого вещества (далее, СВ) рациона. Суточное количество добавки препарата ЛизиПерл в рацион на голову/день составило 47 г, препарата Метасмарт - 21 г. В группе с объединенными добавками лизин + метионин - 47 г + 21 г, соответственно. Заданное количество защищенных аминокислот было основано на анализе данных зарубежных авторов [18, 19, 20]. Анализ химического состава кормов выполнен в лаборатории BlggAgroXpertus (г. Москва), аминокислотного состава - на кафедре физиологии и кормления сельско-хозяственных животных Кубанского госагроуниверситета имени И.Т. Трубилина.

Таблица 2. Состав основного рациона

Компоненты

% НВ

% СВ

Силос кукурузный

40,3

26,4

Сенаж люцерновый

12,5

12,3

Кукуруза

10,4

20,0

Белков (соевый жмых)

5,4

10,6

Шрот подсолнечный

5,2

10,2

Ячмень

2,6

5,0

Сено люцерновое

2,1

3,9

Сено суданки

1,6

3,0

Солома пшеничная

1,6

3,1

Глютен

1,2

2,4

Мегалак1

0,9

1,8

Премикс2

1,0

1,0

ДС Огдапюо

0,18

0,1

Соль

0,16

0,1

Сода

0,2

0,1

Абсорбент

0,04

0,03

Окись магния

0,04

0,03

Дрожжи

0,009

0,006

Ниацин

0,009

0,006

Монензин

0,002

0,001

Итого

85*

100,0

Содержание питательных веществ в 1 кг СВ, г/кг

ОЭ, МДж

11,3

Сырой белок (СБ)

178,4

Нераспадаемый в рубце белок (НРБ)

71,3

Распадаемый в рубце белок (РРБ)

99,8

Обменный белок (ОБ)

114,5

Сырая клетчатка (СК)

149,7

Нейтрально-детергентная клетчатка (НДК)

325,8

Кислотно-детергентная клетчатка (КДК)

194,6

Неструктурные углеводы (НСУ)

378,2

Сырой жир (СЖ)

51,4

Сырая зола (СЗ)

55,3

Крахмал

210,7

Сахар

67,3

Кальций, общий

7,5

Кальций, доступный

3,8

Фосфор, общий

3,8

Фосфор, доступный

2,6

Магний

2,5

Калий

13,1

Сера

1,93

Натрий

1,1

Хлор

3,1

Примечание: СВ - сухое вещество; НВ - натуральное вещество; * - структура по НВ включает дополнительный процент влаги (содержание воды 14,2%).

В 1 кг премикса содержится: витамин А - 1,8 млн МЕ, витамин Д3 - 0,36 млн МЕ, витамин Е - 10 г, витамин Н - 0,1 г, медь - 3 г, цинк3 - 8 г, марганец - 3,5 г, кобальт - 0,05 г, йод - 0,3 г, селен - 0,05 г, магний - 175 г, фосфор - 21,7 г, натрий - 40 г, кальций - 102,1 г, антиоксидант - 2,5 г, отруби - 130 г, известняк - 242 г, защищенный жир - 70%.

Расчет потребности каждой коровы в сухом веществе, НРБ и РРБ, обменном белке и обеспеченности коров обменными лизином и метионином, производили факториальным методом [4, 5].

Ежедневно вели учёт потребленного корма и остатков, надоенного молока и его состав. В конце каждого 10-дневного опытного периода брали кровь для анализа на биохимические показатели и аминокислотный состав. Подготовку проб плазмы крови крупного рогатого скота для определения состава свободных аминокислот производили по разработанной нами методике [3]. Химический анализ молока проводили на приборе милкоскан. Водородный показатель рубцового содержимого и мочи определяли портативным рН-метром, сразу после взятия проб.

Результаты исследований и их обсуждение. Отмечено, что добавки аминокислот неодинаково влияли на потребление сухого вещества корма. Наибольшее потребление корма было в группе с добавками лизина и метионина (ОР+Л+М), наименьшее - в группе с метионином. Эти результаты частично согласуются с результатами исследований других авторов [16] и не согласуются с данными исследований Swanepoel N. et al. [18], показавших влияние защищенных добавок, как метионина, так и лизина на поедаемость сухого вещества корма.

По сведениям ряда авторов [1, 15], наиболее лимитирующими аминокислотами в рационах высокопродуктивных коров являются лизин и метионин, потребности которых находятся на уровне 7,2 (лизин) и 2,5% (метионин) от обменного белка. Результаты наших исследований показали, что содержание лизина и метионина в 100 г сырого белка находятся на уровне 5,44% и 2,19%, соответственно. В пересчете на обменный белок лизина - 6,25% и метионина - 2,5%. Количество последней аминокислоты согласуется с данными общеизвестных норм, что касается лизина, то в наших исследованиях его содержание в обменном белке оказалось ниже, это также согласуется с проведён -ными ранее исследованиями [6].

Последовательность незаменимых аминокислот после лизина и метионина неоднозначна. Некоторые авторы утверждают, что гистидин является третьей незаменимой аминокислотой [11, 14]. Согласно отечественным источникам [2], лимитирующей аминокислотой после лизина и метионина является триптофан. По нашим данным, количество триптофана в сыром белке составило 1,43%, в обменном - 1,64. Количество гистидина было на уровне 3,05% в сыром белке и 3,5% в обменном белке. Количественная последовательность ряда других аминокислот (валин, изолейцин) согласуется с данными зарубежных авторов [12]. Однако, нам известно, что эффективность использования белка определяется количеством первой лимитирующей аминокислоты. Поэтому установление степени дефицита первой лимитирующей аминокислоты в рационе было первостепенной задачей.

На первоначальном этапе был произведен расчет обеспеченности коров усвояемыми аминокислотами. Это позволило установить количество усвоенных в тонком кишечнике аминокислот и определить степень обеспеченности коров аминокислотами в соответствии с их потребностью (табл. 3).

Таблица 3. Количество истинно обменных (усвоенных) лизина и метионина из 1 кг сухого вещества рациона коров в тонком кишечнике

Компоненты

РРБ, г

НРБ, г

Коэф­фициент перева­римости НРБ

ОБ из НРБ, г

ИПНРБ, лизин, г

ИПНРБ, метионин, г

Силос кукурузный

15,34

8,46

0,7

5,92

0,164

0,0906

Сенаж люцерновый

4,92

4,92

0,65

3,20

0,1215

0,048

Кукуруза

11,41

7,01

0,9

6,31

0,1767

0,1344

Белков (соевый жмых)

18,07

30,83

0,93

28,67

1,7977

0,4358

Шрот подсолнечный

32,55

5,32

0,9

4,79

0,1705

0,1096

Ячмень

4,9

1,3

0,85

1,11

0,0409

0,0172

Сено люцерновое

4,84

1,21

0,7

0,85

0,043

0,0132

Сено суданка

2,68

1,04

0,65

0,68

0,0236

0,0088

Солома пш

0,38

1,13

0,65

0,73

0,0239

0,0087

Глютен

4,68

10,04

0,92

9,24

0,1561

0,2189

Итого

99,77

71,26

 

61,49

2,72

1,09

Образование микробного сырого белка (далее, МСБ) и обменного белка (далее, ОБ) в 1 кг потребленного сухого вещества рассчитывали при содержании в нем 95% органического вещества и 75% коэффициентов переваримости: сумма переваримых органических питательных веществ в 1 кг СВ: СППВ = 0,95 х 0,75 = 0,713 кг; МСБ = 130 х 0,713 х 0,92 = 85,3 г; ОБ = 85,3 х 0,64 = 54,6 г.

Расчет образования МСБ и ОБ на основе распадаемого в рубце белка (далее, РРБ): ОБ = 99,77 х 0,49 = 48,88. Цифры образования ОБ по потребленному сухому веществу и РРБ близкие, в среднем: ОБ = (54,6 + 48,8) / 2 = 51,7 г.

Используя данные по содержанию аминокислот в микробном белке [4], рассчитали содержание истинно всосавшегося лизина и метионина из обменного белка микробного происхождения. Количество истинно переваримого НРБ в 1 кг СВ рациона равняется 61,49 г, а суммарные количества обменных лизина и метионина - 2,72 г и 1,09 г, соответственно (табл. 3). С учетом обменных лизина и метионина, количество микробного сырого белка составило 85,3 г. Общее количество этих аминокислот при потреблении коровой 1 кг сухого вещества составило: лизин: 4,18 + 2,72 = 6,9 г; метионин: 1,30 + 1,09 = 2,39 г. При потреблении коровой в день 21,4 кг сухого вещества в тонком кишечнике всосалось: лизина 6,9 х 21,4 = 147,6 г; метионина 2,39 х 21,4 = 51,2 г. Общее количество обменного белка: ОБ = (51,7 + 61,49) х 21,4 = 2 422 г.

При определении потребности на поддержание и продукцию молока использовали, соответственно, данные аминокислотного состава суммарного белка тела крупного рогатого скота и белка молока [4].

Рассчитав потребность ОБ на поддержание (926 г) и лактацию (1 764 г), установили, что баланс лизина равен -23,2 г (147,6 - 170,8), то есть потребность в усвояемом лизине не удовлетворена. Недостаток метионина составил - 5,9 г (51,2 - 57,1).

Таким образом, из представленных выше расчетов можно сделать вывод, что питательность основного рациона не покрывает потребность лактирующих коров в лизине и метионине. Рацион не сбалансирован по лимитирующим аминокислотам.

Учитывая, что к составу основного рациона три группы получали дополнительную добавку защищенных аминокислот, установлено, что итоговое поступление незаменимых аминокислот (лизин и метионин) частично покрывало их дефицит. В группе с лизином (ОР+Л), добавка вносилась в количестве 47 г, с учетом имеющегося дефицита (-23,2 г) она ее компенсировала бы с избытком (+24 г). Однако нам известно, что содержание чистого лизина (г/кг добавки) из 47 г эквивалентно 18,8 г. Таким образом, используемая добавка частично покрывала дефицит лизина в рационе. Недостаток с учетом добавки, по нашим расчетам, составил -4,4 г.

Имеющийся незначительный дефицит метионина в рационе полностью покрыт добавкой защищенного метионина (группа ОР+М), более того есть его «излишек» +7,9 г.

Данные по молочной продуктивности за период эксперимента отличались. Самый высокий надой молока получен на рационе с совмещенной добавкой лизина и метионина (ОР+Л+М) (табл. 4), что согласуется с результатами работ зарубежных авторов [7, 19]. Добавки защищенных аминокислот в группах с лизином (ОР+Л) и объединенными аминокислотами (ОР+Л+М) снизили затраты СВ и ОЭ на кг молока, при более высоком потреблении СВ. В группе контроля (ОР) и метионина (ОР+М), при невысокой поедаемости СВ, затраты на ОЭ и СВ на кг молока оказались выше. В наших исследованиях, защищенный метионин (ОР+М) не оказал влияния на выход жира и белка в молоке. Данные были аналогичны контрольной группе (ОР). При этом молокостандарт жирности и белка молока, равно как и среднесуточный надой, в группе с метионином, оказался выше на 0,8% по отношению к контролю.

Таблица 4. Эффективность добавок препаратов аминокислот, защищенных от распада в рубце

Показатели

ОР

ОР + Л

ОР + М

ОР + Л + М

±SD

Значения
(P)

Потребление корма, кг СВ/д

21,3

21,4

21,2

21,7

 

 

Среднесуточный надой молока, кг

36,8 a

37,8ab

37,1b

38,4a

0,42

0,0486

В % к контролю

100

102,7

100,8

104,3

 

 

Содержание жира в молоке, %

3,5c

3,6b

3,5c

3,7a

0,04

0,0007

Молокостандарт жирности, кг

37,8

40,0

38,2

41,7

 

 

Выход жира, г В % к контролю

1 288
100

1 361
105,6

1 299
100,8

1 421
110,3

 

 

Содержание белка в молоке, %

3,2b

3,4a

3,2b

3,4a

0,03

0,0001

Молокостандарт белковости, кг

37,9

41,4

38,3

42,1

 

 

Выход белка, г В % к контролю

1 178
100

1 285
109,1

1 187
100,8

1 306
110,8

 

 

Затраты СВ/кг молока, кг

0,58

0,56

0,57

0,56

 

 

Затраты ОЭ/кг молока, кг

6,37

6,23

6,29

6,22

 

 

Примечание: * - молокостандарт жирности молока - 3,4%, молокостандарт белка - 3,1%.

Поэтому невысокое влияние метионина на продуктивность имеется. К этому заключению пришли многие авторы [11, 13, 16, 21].

Значительные различия по среднесуточному надою, содержанию жира и белка в молоке, наблюдали в группе с лизином (ОР+Л) и объединенными добавками (ОР+Л+М). По отношению к контролю (ОР) среднесуточный надой молока в группе с лизином (ОР+Л) выше на 2,7%, содержание жира выше на 5,6%, белка на 9,1%. В группе с объединенными добавками (ОР+Л+М) превышение уровня от стандарт-контроля (ОР) составило 4,3%, 10,3% и 10,8%, соответственно. Эти результаты оказались вполне предсказуемы, учитывая факт дефицита лизина в рационе, тем не менее, ряд зарубежных авторов пришли к аналогичным результатам и заключениям, в своих исследованиях они сообщают об эффективности использования объединенной добавки лимитирующих аминокислот, при условии снижения уровня сырого протеина в рационе [7, 9, 15].

Концентрация молочного белка более отзывчива на дополнительные порции защищенных аминокислот, чем производство молока [15]. Результаты наших исследований показали, что на продуктивный молочный ответ и его составляющие влияет количество первой лимитирующей аминокислоты в рационе. Так как первой недостающей аминокислотой был лизин, то в группах с защищенным лизином (ОР+Л) и объединенными добавками (ОР+Л+М) мы наблюдали повышение молочной продуктивности, молочного белка и жира. В группе с защищенным метионином (ОР+М) влияние на качество молока не было отмечено.

Контроль кислотности рубцового содержимого и мочи проверяли ежедневно на протяжении всего опытного периода. Показатели последних в пределах нормы: рН мочи в среднем по группам от 8,3-8,5 единиц, рН рубца в диапазоне 6,5-6,6.

Наблюдаются незначительные отклонения в показателях общего белка, глобулиновых фракций, холестерина, триглицеридов, как правило, в пределах 10-20%. Показатели в-глобулинов были понижены в рационах с защищенными добавками: ОР + Л - на 10%, ОР + Л + М - 15%, ОР+М - 35%, соответственно. Повышение холестерина отмечено в группах с метионином (ОР+М) и совмещенной добавкой (ОР+Л+М) на 17% и 19%, соответственно. Кальций-фосфорное отношение у всех коров на уровне 1-1,2:1. Показатели AST и ALT существенно повышены во всех группах и превышают стандарт для AST на 40% в среднем по группам. Исключением оказались результаты группы животных, потребляющих защищенный метионин (ОР+М), повышение AST составило 9% от нормы. Соотношение AST/ALT в среднем по всем группам составило 3:1.

В наших исследованиях наиболее низкая концентрация мочевины в сыворотке крови была отмечена в группе с защищенным лизином. В группе с объединёнными добавками (ОР+Л+М) показатель мочевины незначительно превышен на 0,1% от нормы. Это частично согласуется с данными других авторов, в исследованиях которых отмечается более низкая концентрация мочевины в группах, где использовались защищенные добавки аминокислот [21].

Анализ плазмы крови на свободные аминокислоты показал положительный ответ на добавки защищенных аминокислот. Исключением были концентрации треонина и изолейцина - во всех опытных группах по отношению к контролю они были понижены. В группе с объединенными добавками (ОР+Л+М) положительно из 20 плазменных аминокислот повысились (от показателей группы контроля) - 18, из них 8 - незаменимые аминокислоты (НАК): валин, метионин, лизин, лейцин, фенилаланин, триптофан, гистидин, аргинин. В группе с защищенным метионином (ОР+М) повышались 17 аминокислот, из них НАК - 7: валин, метионин, лизин, лейцин, фенилаланин, триптофан, аргинин. Наименьший ответ от добавки защищенных аминокислот наблюдали в группе с лизином (ОР+Л) - 9 аминокислот, из них НАК - 6: метионин, лизин, лейцин, фенилаланин, триптофан, гистидин. Эти наблюдения согласуются с данными зарубежных авторов [8, 11], и частично согласуются с данными N. Swanepoel et al. [16].

По сведениям W.R. Yang et al. [20] добавка метионина к рациону не оказывала существенного влияния на концентрацию сывороточных аминокислот крови. Это не согласуется с результатами наших исследованиях, в которых наблюдаем закономерность между добавкой защищенного метионина и повышение концентрации метионина в плазме крови коров. Аналогично, как и в группе с лизином (ОР+Л) - положительный ответ на концентрацию плазменного лизина крови.

Концентрация метионина в группе ОР+М и лизина в группе ОР+Л, аналогично как и в группе с объединенными добавками (ОР+Л+М) повышалась. Это согласуется с результатами других исследований, в которых также описано повышение концентрации аминокислот в плазме в группах, где использовались защищенные добавки лизина и метионина, но не во всех случаях. Например, Trinacty, J. et al. [19], изменения в концентрации лизина в плазме крови с добавлением защищенного лизина не наблюдали. В наших исследованиях, поставки защищенного лизина изменили концентрацию плазмы крови животных и улучшили доступность аминокислот для синтеза молочного белка. В группе с лизином (ОР+Л) ряд НАК по отношению к контрольной группе повысились: фенилаланин, лейцин, триптофан, лизин, метионин и гистидин. Возможно реакция на добавку лизина, в наших исследованиях, была вызвана ее недостаточностью в составе основного рациона.

Заключение. Проведенный анализ и результаты исследований показывают положительное влияние защищенных аминокислот на стимуляцию молокоотдачи при условии детального изучения базового рациона хозяйства. В частности, добавка лизина и метионина к основному рациону позволила частично его сбалансировать. Однако, учитывая, что эффективность использования белка определяется количеством первой лимитирующей аминокислоты, в нашем случае лизином, рекомендуется к составу основного рациона добавить защищенный лизин в количестве 63 г натуральной добавки на голову (содержание чистого лизина г/кг добавки составит 24 г). Это позволит сбалансировать рацион по лимитирующим аминокислотам, увеличив выработку молока от каждой коровы.

Список литературы:

  1. Агафонов В.И. Физиологические потребности в энергетических и пластических субстратах и нормирование питания молочных коров с учетом доступности питательных веществ/ В.И. Агафонов, Б.Д. Кальницкий, А.В. Лысов, Е.Л. Харитонов, Л.В. Харитонов// ВНИИФБиП с.-х. животных. - Боровск, 2007. - С. 125-134.
  2. Нормы и рационы кормления сельскохозяйственных животных: справ. пособие/ под ред. А.П. Калашникова, В.И. Фисинина, В.В. Щеглова [и др.]. - М., 2003. - 320 с.
  3. Пат. 2478949, Российская Федерация, МПК G01N № 30/06, G01N № 33/50. Способ подготовки пробы плазмы крови крупного рогатого скота для определения состава свободных аминокислот/ В.Г. Рядчиков, А.П. Радуль, О.Г. Шляхова. - Кубанский государственный аграрный университет. № 2011135088/15; заяв. 22.08.2011; опуб.10.04.13, бюл. № 10.
  4. Рядчиков В.Г. Основы питания и кормления сельскохозяйственных животных/ В.Г. Рядчиков// Изд-во Лань, Санкт-Петербург. - 2015, 632 с.
  5. Рядчиков В.Г. Потребность лактирующих коров в незаменимых аминокислотах/ В.Г. Рядчиков, О.Г. Шляхова, А.А. Тантави, Н.С. Филева// Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. - Краснодар, 2019. - № 148 (04). - С. 1-39. - http://ej.kubagro. ru/2019/04/pdf/33.pdf.
  6. Шляхова О.Г. Продуктивность, здоровье, обмен аминокислот у коров при балансировании рационов по обменному белку и усвояемым аминокислотам в переходный период и пик лактации. - Автореф. дис. . канд. биол. наук/ О.Г. Шляхова// Боровск, 2013. - 23 с.
  7. Awawdeh M. S. Rumen-protected methionine and lysine: effects on milk production and plasma amino acids of dairy cows with reference to metabolisable protein status/ M. S. Awawdeh// Journal of Dairy Research. - 2016; 83: 151-155.
  8. Blauwiekel R., Xu S., Harrison J.H., Loney K.A., Riley R.E., Calhoun M.C. Effect of whole cottonseed, gossypol and ruminally protected lysine supplementation on milk yield and composition/ R. Blauwiekel, S. Xu, J.H. Harrison, K.A. Loney, R.E. Riley, M.C. Calhoun// Journal Dairy Science. - 1997; 80: 1358-1365.
  9. Cabrita A.R. J., Dewhurst R.J., Melo D.S. P., Moorby J.M. and Fonseca A.J. M. Effects of dietary protein concentration and balance of absorbable amino acids on productive responses of dairy cows fed corn silage-based diets/ A.R. J. Cabrita, R.J. Dewhurst, D.S. P. Melo, J.M. Moorby and A.J. M. Fonseca// Journal of Dairy Research. - 2011. - 94: 4647-4656.
  10. Ferraretto L.F., Ballard C.S., Sniffen C.J. and Shinzato I. Influence of essential amino acid balancing post-partum on lactation performance by dairy cows through a meta-analysis/ L.F. Ferraretto, C.S. Ballard, C.J. Sniffen and I. Shinzato// Journal Dairy Science. - 2016; 99 (Suppl. 1): 718.
  11. Giallongo F., Harper M.T., Oh J., Lopes J.C., Lapierre H., Patton R.A., Parys C., Shinzato I. and Hristov A.N. Effects of rumen-protected methionine, lysine, and histidine on lactation performance of dairy cows/ F. Giallongo, M.T. Harper, J. Oh, J.C. Lopes, H. Lapierre, R.A. Patton, C. Parys, I. Shinzato, and A.N. Hristov// Journal Dairy Science. - 2016; 99: 4437-4452.
  12. Haque M.N., Rulquin H. and Lemosquet S. Milk protein responses in dairy cows to changes in postruminal supplies of arginine, isoleucine and valine/ M.N. Haque, H. Rulquin and S. Lemosquet// Journal Dairy Science. - 2013; 96: 420430.
  13. Lean I.J., Ondarza de M.B., Sniffen C.J., Santos J.E. P. and Griswold K.E. Meta-analysis to predict the effects of metabolizable amino acids on dairy cattle performance/ I.J. Lean, M.B. de Ondarza, C.J. Sniffen, J.E. P. Santos and K.E. Griswold// Journal Dairy Science. - 2018; 101: 340-364.
  14. Lee C., Hristov A.N., Cassidy T.W., Heyler K.S., Lapierre H., Varga G.A., Veth de M.J., Patton R.A., and Parys C. Rumen-protected lysine, methionine, and histidine increase milk protein yield in dairy cows fed a metabolizable protein-deficient diet/ C. Lee, A.N. Hristov, T.W. Cassidy, K.S. Heyler, H. Lapierre, G.A. Varga, M.J. de Veth, R.A. Patton and C. Parys// Journal of Dairy Science. - 2012; 95: 6042-6056.
  15. National Research Council. Nutrient Requirements of Dairy Cattle. Washington, DC: Natl. Acad. Sci., 2001.
  16. Osorio J.S., Jacometo C.B., Zhou Z., Luchini D., Cardoso F.C. and Loor J.J. Hepatic global DNA and peroxisome proliferator-activated receptor alpha promoter methylation are altered in peripartal dairy cows fed rumen-protected methionine/ J.S. Osorio, C.B. Jacometo, Z. Zhou, D. Luchini, F.C. Cardoso and J.J. Loor// Journal of Dairy Science. - 2016; 99: 234-244.
  17. Socha M.T., Putnam D.E., Garthwaite B.D., Whitehouse N.L., Kierstead N.A., Schwab C.G., Ducharme G.A. and Robert J.C. Improving Intestinal Amino Acid Supply of Pre- and Postpartum Dairy Cows with Rumen-Protected Methionine and Lysine/ M.T. Socha, D.E. Putnam, B.D. Garthwaite, N.L. Whitehouse, N.A. Kierstead, C.G. Schwab, G.A. Ducharme and J.C. Robert// Journal of Dairy Science. - 2005; 88: 1113-1126.
  18. Swanepoel N., Robinsonb P.H., Erasmus L.J. Amino acid needs of lactating dairy cows: Impact of feeding lysine in a ruminally protected form on productivity of lactating dairy cows/ N. Swanepoel, P.H. Robinsonb, L.J. Erasmus// Erasmus Animal Feed Science and Technology. - 157 (2010). - 79-94.
  19. Trinacty J., Knzova L., Richter M., Cerny V., Riha J. Effect of rumen-protected methionine, lysine or both on milk production and plasma amino acids of high-yielding dairy cows/ J. Trinacty, L. Knzova, M. Richter, V. Cerny, J. Riiha// Czech Journal Animal Science, 54, 2009 (6): 239-248.
  20. Yang W.R., Sun H., Wang Q.Y., Liu F.X. and Yang Z.B. Effects of Rumen-Protected Methionine on Dairy Performance and Amino Acid Metabolism in Lactating Cows/ W.R. Yang, H. Sun, Q.Y. Wang, F.X. Liu, Z.B. Yang// American Journal of Animal and Veterinary Sciences 5 (1): 1-7, 2010. - ISSN 1557-4555.
  21. Wang C., Liu H.Y., Wang Y.M., Yang Z.Q., Liu J.X., Wu Y.M., Yan T., and Ye H.W. Effects of dietary supplementation of methionine and lysine on milk production and nitrogen utilization in dairy cows/ C. Wang, H.Y. Liu, Y.M. Wang, Z.Q. Yang, J.X. Liu, Y.M. Wu, T. Yan and H.W. Ye// Journal Dairy Science. - 2010; 93: 3661-3670.

Резюме. Использования защищенных аминокислот (лизина и метионина) в Краснодарском крае и типичных для животноводства региона рационах может реально обеспечить дальнейшее повышение продуктивности. Это позволит снизить затраты на белковые компоненты рациона, повысить рентабельность отрасли, а также способствовать улучшению экологической ситуации за счет снижения экскреции азота. В одном из хозяйств Краснодарского края был проведен эксперимент, общая длительность которого составила 50 дней. В опыте участвовало 4 коровы, каждая из которых проходила три варианта рациона (по методу латинского квадрата), обогащенных аминокислотами (лизином, метионином, лизин+метионин), и один стандартный без использования защищенных добавок. Было установлено, что стандартный (основной) рацион хозяйства не сбалансирован по лимитирующим аминокислотам. Кроме того, первой лимитирующей аминокислотой в рационе является лизин. С учетом вносимой добавки (ОР+Л) недостаток лизина не компенсировался. Метионин в составе основного рациона являлся второй лимитирующей аминокислотой. В группе с защищенным метионином недостаток покрывался с излишком. Самый высокий надой молока получен на рационе с совмещенной добавкой лизина и метионина. По отношению к контролю (ОР) среднесуточный надой молока в группе с объединенными добавками (ОР+Л+М) составил 38,4 кг/сутки или превышал уровень стандарт-контроля (ОР) на 4,3%. В группе с лизином (ОР+Л) превышение от ОР составило 2,7%. Отмечено положительное влияние лизина и объединенной добавки на показатели белка и жира в молоке. Защищенный метионин не оказывал влияния на выход жира и белка в молоке. Добавки защищенных аминокислот в группах с лизином и объединенными аминокислотами снизили затраты СВ и ОЭ на кг молока. Результаты наших исследований показали, что на продуктивный молочный ответ и его составляющие влияет количество первой лимитирующей аминокислоты в рационе. Также, поставки защищенного лизина изменили концентрацию плазмы крови животных и улучшили доступность аминокислот для синтеза молочного белка.

Ключевые слова: крупный рогатый скот, высокопродуктивные коровы, аминокислоты, защищенные аминокислоты, лизин, метионин, лактационный период, аминокислоты плазмы крови, факториальный метод.

Сведения об авторах:

Рядчиков Виктор Георгиевич, академик РАН, доктор биологических наук, профессор ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина»; 350044, г. Краснодар, ул. Калинина, 13, e-mail: ryadchikovv@mail.ru.

Тантави Абуелькассем Абубакр, аспирант ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина»; 350044, г. Краснодар, ул. Калинина, 13; e-mail: kasem1988bakr@gmail.com.

Филева Нина Сергеевна, аспирант ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина»; 350044, г. Краснодар, ул. Калинина, 13.

Ответственный за переписку с редакцией: Шляхова Оксана Германовна, кандидат биологических наук, доцент ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина», 350044, Краснодарский край, г. Краснодар, ул. Калинина, 13, тел.: 8-989-7777007; e-mail: ganch3030@mail.ru.

 

 
2011 © Ветеринария Кубани Разработка сайта - Интернет-Имидж