rus eng
Архив номеров / Номер 4, 2020 год Распечатать

Особенности мер борьбы и профилактики ящура крупного рогатого скота мясных пород

УДК 619:616.98.578:636
DOI 10.33861/2071-8020-2020-4-5-9

Черных О.Ю. ГБУ КК«Кропокинская краевая ветеринарная лаборатория», г. Кропоткин
Мищенко А.В., Мищенко В.А. ФГБУ «ВНИИЗЖ», г. Владимир
Кривонос Р.А. департамент ветеринарии Краснодарского края, г. Краснодар
Лысенко А.А. Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования «Кубанский государственный аграрный университет
имени И. Т. Трубилина», г. Краснодар
Скориков А.В. Краснодарский научноисследовательский ветеринарный институт -
обособленное структурное подразделение ФГБНУ «Краснодарский научный центр
по зоотехнии и ветеринарии», г. Краснодар

Введение. Согласно «Кодексу здоровья наземных животных МЭБ» (2018 г.) благополучие животных в системах производства крупного рогатого скота мясного направления определяется термином биобезопасность [1]. Биологическая безопасность - это система предотвращения попадания патогенных микроорганизмов в популяциях животных в стаде, исключения или ограничения распространения патогенных микроорганизмов среди особей в популяции, уничтожение или снижение концентрации патогенов, контроль заболеваемости животных, уменьшение риска контаминации или заражения продукции [20, 25].

В проблеме биобезопасности при экстенсивной системе выращивания крупного рогатого скота первостепенную роль играет компетентность (подготовленность) обслуживающего персонала. Весь персонал, работающий с мясным скотом, должен обладать профессиональной подготовкой в соответствии со своими должностными обязанностями и разбираться в технологии содержания и поведении животных, а также в мерах биобезопасности и общих симптомах заболеваний и признаках ухудшения физиологического состояния [1, 3, 8]. Считается, что профессиональная подготовка в этих вопросах приобретается в процессе специальной подготовки и практического опыта работы с мясным скотом [16, 19]. Главными признаками мясного скотоводства, отличающими его от других направлений продуктивности, являются скороспелость и высокое качество мяса. Считается, что профессиональная подготовка в этих вопросах приобретается в процессе специальной подготовки и практического опыта работы с мясным скотом [1, 7, 8, 10, 13, 19, 21].

Данные анализа материалов МЭБ и сообщений СМИ свидетельствуют о том, что эпизоотическая ситуация по ящуру в сопредельных с Российской Федерацией азиатских странах в течение последних десяти лет остается напряженной, что представляет постоянную угрозу заноса вируса на территорию России [5, 10, 14]. В Российской Федерации в соответствии с планом противоэпизоотических мероприятий в субъектах, граничащих с Китаем, Монголией, Азербайджаном и Грузией, функционирует противоящурная буферная зона. На территории этих субъектов осуществляется систематическая профилактическая вакцинация от ящура всего крупного и мелкого рогатого скота, проводятся эпизоотологические обследования хозяйств и клинический осмотр животных, а также мониторинговые исследования сывороток крови на наличие поствакцинальных антител и контроль передвижения животных и продукции животноводства. Для проведения профилактической иммунизации в буферной зоне применяется вакцина ящурная культуральная моно- и поливалентная сорбированная инактивированная типов А, О, Азия 1. Молодняк иммунизируют после достижения 4-месячного возраста, а затем прививают через каждые три месяца до достижения 18-месячного возраста [4, 5, 12].

Ящур - это острое высококонтагиозное заболевание парнокопытных и мозоленогих сельскохозяйственных и диких животных, быстро распространяющееся на огромных территориях многих стран и континентов. Болезнь характеризуется коротким инкубационным периодом (до 14 дней), острым течением, генерализованной формой инфекционного процесса, аэрогенной передачей и быстрым распространением на огромных территориях [2, 5, 14, 21].

По современной классификации ФАО/МЭБ ящур относится к трансграничным инфекциям, то есть к заболеваниям, имеющим большую экономическую значимость, важность для торговли и/или продовольственной безопасности многих стран. Заболевание может легко распространяться в другие страны и приобретать размах эпизоотий, при которых меры борьбы и контроля требуют совместных усилий и сотрудничество ряда стран [2, 17, 21, 18].

Международный опыт профилактики и ликвидации ящура предусматривает предупреждение заноса возбудителя в благополучную страну (регион, зону, хозяйство) или разрыв эпизоотической цепи, прекращение эпизоотического процесса в неблагополучной по ящуру стране, регионе, хозяйстве (метапрофилактика или ликвидация вспышек заболевания). Все эти действия направлены на предупреждение заражения животных. Система мер борьбы с ящуром сводится к проведению ветеринарно-санитарных и карантинно-ограничительных мероприятий, в том числе уничтожение (стемпинг-аут или модифицированный стемпинг-аут) больных и всех подозреваемых в заражении и заболевании животных, карантинирование и вынужденная кольцевая вакцинация [9, 17].

Решающую роль в эффективности противоящурных мероприятий играет фактор времени и комплексность мер, направленных на все звенья эпизоотической цепи: источник возбудителя инфекции (диагностика, изоляция, убой, обезвреживание), механизмы передачи (дезинфекция, разобщение, карантинирование) и восприимчивое животное (вакцинация) [2, 4, 17].

Опыт ликвидации вспышек ящура свидетельствует о том, что в системе мер купирования и ликвидации болезни первостепенную роль играет своевременная эпизоотологическая и клиническая диагностика. Фактор времени в эффективности противоящурных мероприятий играет решающую роль [2, 4, 7, 10, 12, 17, 22]. Наиболее эффективны меры борьбы при купировании ящура в первичном очаге. Все проти-воящурные мероприятия в очаге и неблагополучном пункте сводятся к ликвидации инфекции в первичном очаге с минимальными потерями [8, 12, 13].

Каждое заболевшее в очаге животное является сильнейшим продуцентом и выделителем вируса ящура, а появление вторичных очагов в геометрической прогрессии расширяет фронт эпизоотии и увеличивает затраты на борьбу с ней. Наличие вирусемии в патогенезе ящура обуславливает множество путей выделения вируса с выдыхаемым воздухом, слюной, молоком, мочой, фекалиями, спермой, патологическими выделениями пораженных участков кожи и слизистых оболочек, истечениями из носа, глаз и половых органов. Вирус ящура выделяется во внешнюю среду из организма инфицированных животных на разных стадиях болезни, в том числе в инкубационный период, на стадии клинического проявления и реконвалесценции [2, 5, 10, 17, 22, 23]. Анализ опыта борьбы с ящуром в последние десятилетия убедительно свидетельствует о необходимости использования комплексного подхода при ликвидации очагов заболевания. Эффективность противоящурных мероприятий во многом зависит от фактора времени: несвоевременное выявление, сообщение о появлении ящура, что влечёт за собой тяжелейшие экономические последствия не только для владельцев заболевших животных, но и для целого региона и страны в целом. Запоздалое проведение противоящурных мероприятий может создать такую ситуацию, при которой будет трудно остановить эпизоотию [2, 5, 7, 10, 12, 23].

Диагностика ящура является первостепенным и особо важным этапом в системе мер борьбы с инфекцией и базируется на данных эпизоотологического обследования стад, клинического осмотра животных, патологоанатомических изменений и результатах лабораторных исследований патологического материала. Наиболее оперативными методами диагностики ящура являются данные клинико-эпизоотологического и патологоанатомического обследований, позволяющие выявить массовые везикулярные поражения у восприимчивых животных. В период острого проявления ящура постановка диагноза по клиническим признакам для подготовленных ветеринарных специалистов не составляет проблемы. Подозрение на ящур вызывает любое заболевание восприимчивых парнокопытных животных, проявляющееся появлением везикул, язв и эрозий на слизистой оболочке ротовой полости, коже вымени и дистальных участках конечностей. В случае заболевания частично иммунных (вакцинированных) животных клиническая диагностика ящура затруднена [2, 7, 10].

Анализ результатов эпизоотологических обследований и клинических осмотров животных свидетельствуют о том, что часто при первых случаях появления больных животных, особенно при выпасе на пастбищах, животноводы подозревали отравления (щелочью, поваренной солью, ядовитыми растениями), инфекционные заболевания (пастереллез, парагрипп-3, вирусная диарея, инфекционный ринотрахеит). Язвенно-эрозионные поражения в ротовой полости и на крыльях носа отмечаются при ящуре, вирусной диарее, инфекционном ринотра-хеите, папулезном стоматите и язвенно-эрозионных поражениях языка. Характерные для ящура поражения на коже вымени регистрируются при вирусной диарее, инфекционном ринотрахеите, мам-милите, оспе и псевдооспе коров, нодулярном дерматите [11, 12, 21]. На коже венчика и межкопытцевой щели язвенно-эрозионные поражения регистрируются при ящуре, инфекционном ринотрахеите, вирусной диарее и некробактериозе крупного рогатого скота. Были зарегистрированы случаи постановки ложноположительного клинического диагноза на ящур у крупного рогатого скота молочных пород с язвенно-эрозионными поражениями слизистой языка и ротовой полости, губ, носового зеркальца и десен, вызванных возбудителями вирусной диареи и инфекционного ринотрахеита. Все это свидетельствует о необходимости проведения регулярного обучения владельцев животных, животноводов и ветеринарных специалистов по программе ящур [4, 5, 6, 7, 8, 10].

В Российской Федерации разработана система мер борьбы и профилактики ящура, предусматривающая предупреждение заноса вируса в страну, систематическую вакцинацию жвачных животных и ревакцинацию молодняка в буферной зоне и контроль уровня поствакцинальных антител. Вакцинация более 80% жвачных животных популяции является действенной мерой, позволяющей предотвратить распространение ящура [8, 12, 14, 22].

Массовая вакцинация позволяет создать популяционный иммунитет, предупредить вспышку заболеваемости или купировать начавшийся эпизоотический процесс [2, 4, 5, 10, 12, 22]. Вакцинация позволяет значительно ограничить распространение инфекции, уменьшить количество животных с клиническим проявлением заболевания, минимизировать скорость распространения инфекции и снизить уровень выделения вируса больными животными, но не всегда препятствует проникновению вируса в организм вакцинированных особей. Несмотря на проведенную вакцинацию у части животных не вырабатывается напряженный иммунитет, что можно объяснить наличием вторичного иммунодефицита. Вторичные иммунодефициты регистрируются у животных больных или переболевших инфекционным ринотрахеитом, вирусной диареей, коронавирусной зимней дизентерией и другими вирусными инфекциями [5, 10, 19, 21]. Иммунный ответ значительно снижен у истощенных животных, инвазированных гельминтами, с признаками нарушения обмена веществ и гипомик-роэлементозов [4, 6, 9]. Использование для кормления животных кормов, контаминированных микотоксинами, приводит к развитию вторичных иммунодефицитов [9]. При выборе стратегии ликвидации очагов ящура (убой всех животных в очаге, убой больных и инфицированных животных, карантинирование и вынужденная вакцинация) в России учитываются требования соответствующей инструкции, географическое расположение и социально-экономическая ситуация в регионе (хозяйстве). Указанную работу выполняют специально подготовленные высококвалифицированные ветеринарные специалисты [7, 8, 10, 23].

Результаты эпизоотологических обследований неблагополучных пунктов свидетельствуют, что своевременно поставленный клиникоэпизоотологический диагноз и принятие необходимых адекватных карантинных мер борьбы и кольцевая вакцинация позволили ликвидировать ящур в первичных очагах. Существующая в Российской Федерации система мер борьбы и профилактики ящура крупного рогатого скота была разработана с учетом опыта борьбы с инфекцией животных молочных пород.

В последние годы в Российскую Федерацию из разных стран мира завезено большое количество крупного рогатого скота мясных пород. Системы содержания крупного рогатого скота мясных пород в ряде стран Южной и Северной Америки, Европы значительно отличаются от условий содержания животных в Российской Федерации, где чаще используются экстенсивная и полуинтенсивная системы содержания крупного рогатого скота мясных пород. При экстенсивной системе предусматривается свободное передвижение животных, выбор участков пастбища и доступ к местам водопоя и укрытия. При полуинтенсивной системе на разных этапах выращивания крупный рогатый скот содержится в условиях интенсивного или экстенсивного выращивания -либо одновременно, либо попеременно в зависимости от условий или физиологического состояния животных. Согласно существующей законодательной базе в каждом хозяйстве ежегодно составляется план противоэпизоотических мероприятий, предусматривающий систему мер по профилактике массовых заболеваний животных. При завозе животные выдерживаются в карантине и проводятся исследования на наиболее актуальные инфекционные заболевания. В зависимости от эпизоотической ситуации в принимающем регионе и результатов лабораторных исследований проб крови, отобранной от находящихся в карантине завезенных животных, проводится вакцинация против актуальных инфекций [13].

Создание и выполнение планов безопасности связано с ветеринарно-санитарным статусом стада и существующими рисками заноса возбудителей инфекционных болезней согласно утвержденному списку. Система биобезопасности в мясном скотоводстве существенно отличаются от таковой в молочном скотоводстве.

Критериями эффективности биобезопасности являются: уровень заболеваемости, уровень смертности, показатели воспроизводства, уровень прироста живой массы, а также физиологическое состояние [1, 8, 25]. Система содержания животных обуславливает особенности противоэпизоотических мероприятий. Считается, что в планах биобезопасности должен быть включен контроль главных путей заноса возбудителей инфекционных и инвазионных болезней в стадо. Наиболее высокий риск заноса возбудителей инфекционных болезней существует у диких и домашних парнокопытных животных. При выяснении потенциальных проблем с благополучием животных важно знание этиологии болезней и их синдромов [7, 10].

В России, как правило, случка проводится в июле-августе, а отел у коров (нетелей) мясных пород проходит в марте-апреле. Согласно плану противоэпизоотических мероприятий вакцинация против ящура проводится в октябре-ноябре. В таблице 1 приведены результаты исследований сывороток 20-120-дневных телят, полученных от вакцинированных против ящура коров мясных пород, на наличие антител. Исследование сывороток крови проводилось в ФГБУ «ВНИИЗЖ» и в Кропоткинской краевой ветеринарной лаборатории.

Таблица 1 Результаты исследований на наличие противоящурных антител сывороток крови новорожденных телят, полученных от вакцинированных коров мясных и мясо-молочных пород

Возраст телят (сутки)

Срок отела после вакцинации
сутки)

Количество сывороток

Превалентность (%) антител к вирусу ящура

А

О

Азия-1

20-30

120-150

120

76

78

82

31-50

120-150

110

65

70

75

55-65

120-150

110

52

53

56

70-90

120-150

100

40

37

39

95-120

120-150

100

25

27

28

Приведенные в таблице 1 данные свидетельствуют о низком уровне превалентности колостральных противоящурных антител в сыворотках крови новорожденных телят, полученных от коров через 3-4 месяца после вакцинации. Указанные показатели превалентности подтверждают ранее опубликованные результаты исследований сывороток крови новорожденных телят на наличие противоящурных колостральных антител. В то же время в соответствии со статьей 8.8.40.6. «Кодекса здоровья наземных животных МЭБ» (2018 г.) при планировании программы оценки иммунитета популяции мясного крупного рогатого скота, отбор должен стратифицироваться по возрастным категориям [23].

Все представленные данные указывают на необходимость пересмотра схемы иммунизации против ящура молодняка крупного рогатого скота до 18-месячного возраста. Известно, что уровень проти-воящурных антител во многом зависит от качества использованной противоящурной вакцины. На территории Дальневосточного и Сибирского федеральных округов в 2013 году было зарегистрировано заболевание крупного и мелкого рогатого скота ящуром, вызванным вирусом типа А.

При эпизоотологическом расследовании в указанных очагах было установлено, что заболевшие животные в 2013 году были вакцинированы 4-6 раз. Это свидетельствуют о низкой полевой эффективности используемой противоящурной вакцины [2, 8]. Полевая эффективность противоящурных вакцин не всегда соответствует характеристике, полученной при проведении контроля качества на предприятии изготовителя препарата. Это заключение подтверждают результаты изучения эффективности противоящурных вакцин А22 Ирак 64 и А Малайзия 97 при контрольном заражении новым полевым штаммом вируса типа А генетической линии Юго-Восточная Азия крупного рогатого скота и овец. В результате этих опытов установлено, что обе вакцины индуцировали иммунитет, который защищал животных от контрольного заражения крупного рогатого скота и овец. Эти данные свидетельствуют о том, что вакцина из вируса А22 Ирак 64 индуцирует иммунитет, предотвращающий клиническую форму ящура [19].

В сентябре - ноябре 2015 года на территории Саудовской Аравии, Турции, Ирака, Ирана были зарегистрированы вспышки ящура крупного рогатого скота, вызванные вирусом типа A(G-VII), который отличался от всех раннее выделенных [14, 18, 24]. Этот возбудитель оказался родственным вирусу, выделенному в 2002-2004 годах из проб патологического материала от больного ящуром крупного рогатого скота из Индии. 23 декабря 2015 года на ферме общины Аразан (Армения), граничащей с Турцией, было зарегистрировано заболевание крупного рогатого скота и свиней ящуром, вызванным вирусом ящура типа А, генетической линии G-VII. По данным ветеринарных специалистов Армении вероятным источником вируса ящура являются больные животные, находящиеся на приграничных с общиной Аразан пастбищах Турции. Предполагают, что занос возбудителя произошел с воздушными потоками или дикими животными [14, 18]. Результаты исследований по определению антигенного родства (r1) свидетельствуют, что используемые вакцины в Российской Федерации не обеспечивают защиты животных от вируса ящура типа А генетической линии G-VII [18]. В таблице 2 приведены результаты исследований сывороток крови взрослых животных, проведенных Кропоткинской краевой ветеринарной лабораторией.

Таблица 2 Результаты исследований сывороток крови вакцинированного против ящура взрослого крупного рогатого скота мясных пород на наличие антител к вирусу ящура типов А, О и Азия-1

Порода

Количество

Хозяйств

Сывороток, всего

Содержащих антитела (%) к вирусу

А

О

Азия-1

Шаролезская

5

192

72,4

69,0

73,5

Абердин-ангуская

25

465

83,6

73,2

81,6

Герефордская

15

266

81,2

74,5

80,4

Калмыкская

13

184

83,2

75,3

79,6

Всего/среднее

58

1089

80,1

72,5

78,8

В таблице 2 приведены данные исследований сывороток крови взрослых животных, отобранных через 30-80 дней после вакцинации крупного рогатого скота, на наличие антител к вирусу ящура типов А, О и Азия-1. Антитела к вирусу ящура типа А были выявлены в 72,483,6% проб, к вирусу ящура типа О - в 65,2-75,3%, к вирусу Азия-1 - в 73,5-81,6%. Сыворотки крови исследовались в ИФА в одном разведении 1:45. По данным ряда исследователей, данный уровень антител свидетельствует о напряженном противоящурном иммунитете [12]. Однако многочисленные зарубежные исследователи экспериментально показали, что заражению вирусом ящура противостояли животные с титром антител не менее 1:100. Все это свидетельствует, что при экстенсивном и полуинтенсивном ведении животноводства существует необходимость проведения дополнительных исследований по оптимизации схемы вакцинации молодняка 4-18-месячного возраста, так как существующая система выращивания мясного скота значительно осложняет осуществление профилактической иммунизации в сроки, предусмотренные инструкцией. В соответствии со статьей 8.8.40.6. «Кодекса здоровья наземных животных МЭБ» (2019 г.) при планировании программы оценки иммунитета популяции мясного крупного рогатого скота, отбор должен стратифицироваться по возрастным категориям [17]. Присутствие паразитов в организме животных подавляет клеточный иммунитет высвобождаемыми веществами с имму-нотоксическим действием на лимфоциты, что приводит к увеличению количества Т-лимфоцитов-супрессоров. Угнетение пролиферации Т- и В-лимфоцитов, вызываемое цитотоксическими веществами, продуцируемыми паразитами, приводит к возникновению иммуносупрессивного состояния, что не позволяет создавать напряженный поствакцинальный иммунитет против возбудителей актуальных инфекционных болезней [3, 11, 16]. Большую угрозу биобезопасности стад крупного рогатого скота представляет использование живых вирус-вакцин, часто контаминированных вирусом вирусной диареи крупного рогатого скота [15, 19, 21]. Наряду с этим большую угрозу представляет и другие пути заноса возбудителей.

Заключение. Интенсивное промышленное выращивание крупного рогатого скота мясных пород предусматривает высокую концентрацию животных, что приводит к созданию различных стресс-факторов, отрицательно влияющих на иммунобиологическое состояние [1, 6, 9]. Присутствие паразитов в организме животных подавляет клеточный иммунитет высвобождаемыми веществами с иммунотоксическим действием на лимфоциты, что приводит к увеличению количества Т-лимфоцитов-супрессоров и, как следствие, к возникновению иммунодефицитного состояния. Такое состояние крупного рогатого скота не позволяет создать напряженный поствакцинальный противоящурный иммунитет. Большую угрозу биобезопасности стад также представляет использование живых вирус-вакцин, часто контаминированных вирусом вирусной диареи крупного рогатого скота. Первостепенную роль в системе мер борьбы и профилактики ящура играет использование для иммунизации крупного рогатого скота мясных пород вакцин, отвечающих требованиям (критериям), изложенным в соответствующих документах МЭБ и Европейской фармакопеи. Известно, что высокая концентрация животных облегчает респираторную (аэрогенную) передачу вируса и быстрое распространение инфекции. Все это свидетельствуют о том, что мясной скот должен подвергаться ежедневному осмотру [1, 4, 5, 7, 10, 13, 20, 23, 25].

Список литературы:

  1. Благополучие животных в системах производства мясного крупного рогатого скота// Кодекс здоровья наземных животных МЭБ. 2019. Т. 1. Глава 7.9. С. 416-426.
  2. Бурдов А.Н., Дудников А.И., Малярец П.В. Ящур// М.: Агропромиздат. 1990. 320 с.
  3. Дробин Ю.Д., Шевченко Л.В., Кривонос Р.А., Калошкина И.М., Черных О.Ю., Шевченко А.А. Эпизоотическая ситуация по инвазионным заболеваниям в регионе Северного Кавказа// Ветеринария Кубани. 2019. 2. С. 3-5.
  4. Дудников А.И., Захаров В.М., Дудников С.А. О стратегии ликвидации ящура// Ветеринарная медицина. Харьков. 2005. № 1. С. 399-404.
  5. Инфекционная патология животных. Руководство: в 7 т. Т.1. Ящур/ ред. А.Я. Самуйленко// М.: ВНИТИБП. 2014. 264 с.
  6. Мищенко В.А., Мищенко А.В., Думова В.В. Анализ причин выбытия крупного рогатого скота мясных пород// Ветеринария Кубани. 2014. № 3. С. 1922.
  7. Мищенко А.В., Мищенко В.А., Джаилиди Г.А. Ошибки при клинической диагностике ящуре у крупного рогатого скота// Ветеринария Кубани. 2014. № 1. С. 22-23.
  8. Мищенко А.В., Мищенко В.А., Шевкопляс В.Н. Проблема биобезопасности стад крупного рогатого скота мясных пород// Ветеринария Кубани. 2016. № 1. С. 4-7.
  9. Мищенко В.А., Мищенко А.В., Гладилин Г.В. Метаболический иммунодефицит у высокопродуктивного крупного рогатого скота// Сборник док. Междун. научно-практ. конференции. Курск. 2019. С. 614-618.
  10. Мищенко А.В., Семакина В.П., Мищенко В.А. Пассивный контроль ящура как элемент эпизоотического благополучия// Мат. Международного вет. конгресса. Светлогорск. 2019.
  11. Петров Ю.Ф., Гудкова А.Ю., Еремеева О.Р. Влияние зараженности матерей гельминтами на иммунное состояние новорожденных телят// Ветеринарная патология. 2003. № 2. С. 47-48.
  12. Рахманов А.М., Глушко Б.А., Диев В.И. [и др.] Определение степени защиты крупного рогатого скота от заражения вирусом ящура в зависимости от уровня поствакцинальных антител// Труды ФГУ «ВНИИЗЖ». Владимир. 2005. С. 144-150.
  13. Ревякина Е.Л., Мехрадзе Л.Т., Мирошников С.А. Рекомендации по разведению крупного рогатого скота мясных пород// М.: ФГНУ «Росинформагро-тех». 2011. 148 с.
  14. Харатьян С. Вторжение нового штамма вируса ящура на территорию Армении// 2016.
  15. Черных О.Ю., Мищенко А.В., Мищенко В.А., Кривонос Р.А., Дробин Ю.Д., Лысенко А.А. Проблема контаминации противовирусных вакцин в мире и в России// Ветеринария Кубани. 2019. № 3. С. 3-6.
  16. Якубовский М.В. Иммунитет при гельминтозах животных// Известия Академии наук Республики Беларусь. 1997. № 4. С. 74-77.
  17. Ящур// Кодекс здоровья наземных животных МЭБ 2017. Т. 2. Глава 8.8. С. 497-521.
  18. Bachanek-Bankowska K., Di Nardo A., Wadsworth J. [et al.] Foot-and-mouth disease in the middle east caused by an A/Asia/G-VII virus lineage 20152016// Emerging Infectious Diseases. 2018. Vol. 24 (6). P. 1073-1078.
  19. Barkema H.W., Bartels C.J., van Wuijckhuise L. [et al.] Outbreak of bovine virus diarrhea on Dutch dairy farms induced by a bovine herpesvirus 1 marker vaccine contaminated with bovine diarrhea virus type 2// Tijdschrift Voor Diergeneeskunde. 2001. 126 (6). 158-165.
  20. Caldow W. Biosecurity, does it have a place in the management of beef herds in the United Kingdom// Cattle Practice. 2004. 12. 149-153.
  21. Falcone E., Tollis M., Gonti G. Bovine viral diarrhea disease associated with a contaminated vaccine// Vaccine. 1999. 18. 387-388.
  22. Ferrari G., Paton D., Duffy S. [et al.] Foot-and-mouth disease vaccination and post-vaccination monitoring. Guidelines// FAO-OIE. 2016. - 75 p.
  23. Geering A., Lubroth J. Preparation of foot-and-mouth disease contingency plans. Paris. 2011. 94 p.
  24. OIE. Disease information. 2015. 28. 1-53.
  25. Sibley D. Biosecurity in the beef herd// In Practice. 2014. 36. 238-248.

Резюме. В Российскую Федерацию из разных стран мира было завезено большое количество племенных телок и быков-производителей мясных пород. В отдельные хозяйства завозились племенные нетели. В Российской Федерации чаще используются экстенсивная и полуинтенсивная системы содержания крупного рогатого скота мясных пород. При экстенсивной системе предусматривается свободное передвижение животных и выбор участков пастбища и доступ к местам водопоя и укрытия. В последние годы в Российскую Федерацию из разных стран мира завезено большое количество крупного рогатого скота мясных пород. В системе мер борьбы и профилактики ящура первостепенную роль играет своевременная эпизоотологическая и клиническая диагностика. Существующая в Российской Федерации система мер борьбы и профилактики ящура предусматривает предупреждение заноса вируса, систематическую вакцинацию жвачных животных и ревакцинацию молодняка и контроль уровня поствакцинального антител. Риск заноса возбудителей при экстенсивной системе содержания мясного крупного рогатого скота значительно превышает аналогичный показатель при интенсивной системе. Наиболее высокий риск заноса возбудителей инфекционных болезней существует с дикими и домашними парнокопытными животными. Инфицированные воздух, вода и пастбища могут быть путем заноса инфекционных агентов в стада мясного скота. Согласно Кодексу МЭБ мясной скот должен подвергаться ежедневному осмотру. Весь персонал, работающий с мясным скотом, должен обладать профессиональной подготовкой в соответствии со своими должностными обязанностями и разбираться в технологии содержания и поведении животных, а также в мерах биобезопасности и общих симптомах заболеваний и признаках ухудшения физиологического состояния. Главными признаками мясного скотоводства, отличающими его от других направлений продуктивности, являются скороспелость и высокое качество мяса. Считается, что профессиональная подготовка в этих вопросах приобретается в процессе специальной подготовки и практического опыта работы с мясным скотом. При выяснении потенциальных проблем с благополучием животных важно знание этиологии болезней и их синдромов.

Ключевые слова: крупный рогатый скот, мясные породы, ящур, вирус, пре валентность, антитела, профилактика, пастбища, экстенсивное и полу-интенсивное содержание, полевая эффективность вакцины.

Сведения об авторах:

Мищенко Алексей Владимирович, кандидат ветеринарных наук, старший научный сотрудник информационно-аналитического центра ФГБУ «ВНИИЗЖ»; 600901, г. Владимир, мкр. Юрьевец; тел.: 8-4922-261551; e-mail: a.mischenko@mcx.ru.

Мищенко Владимир Александрович, доктор ветеринарных наук, профессор, главный научный сотрудник лаборатории профилактики болезней свиней и рогатого скота ФГБУ «ВНИИЗЖ»; 600901, г. Владимир, мкр. Юрьевец; тел.: 8-4922-261551; e-mail: mishenko@arriah.ru.

Кривонос Роман Анатольевич, кандидат ветеринарных наук, руководитель департамента ветеринарии Краснодарского края, 350000, г. Краснодар, ул. Рашпилевская, 36; тел.: 8-861-2622869; e-mail: uv@krasnodar.ru.

Лысенко Александр Анатолиевич, доктор ветеринарных наук, профессор кафедры терапии и фармакологии Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Кубанский государственный аграрный университет имени И. Т. Трубилина»; 350089, г. Краснодар, ул. Рождественская набережная, 29, кв. 7; тел.: 8-961-5075415; e-mail: vetkubgau@mail.ru.

Скориков Александр Владимирович, кандидат биологических наук, заместитель директора по научной работе Краснодарского научно-исследовательского ветеринарного института - обособленного структурного подразделения ФГБНУ «Краснодарский научный центр по зоотехнии и ветеринарии»; 350004, г. Краснодар, ул. 1-я Линия, 1; тел.: 8-861-2216220; e-mail: krasnodarnivi@mail.ru.

Ответственный за переписку с редакцией: Черных Олег Юрьевич, доктор ветеринарных наук, директор ГБУ КК «Кропоткинская краевая ветеринарная лаборатория»; 352380, г. Кропоткин, ул. Красноармейская, 303; тел.: 8-918-4956659; e-mail: gukkvl50@kubanvet.ru.

 

   
2011 © Ветеринария Кубани Разработка сайта - Интернет-Имидж