rus eng
Архив номеров / Номер 2, 2021 год Распечатать

Проблема ящура мелкого рогатого скота

УДК 619:616.98:578.835.2:636.221.38:636.39.616-071
DOI 10.33861/2071-8020-2021-2-16-20

Мищенко А.В., Мищенко В.А. Федеральное государственное бюджетное учреждение
«Федеральный центр охраны здоровья животных», г. Владимир
Лысенко А.А., Черных О.Ю., Кривонос Р.А. Федеральное государственное бюджетное
образовательное учреждение высшего образования «Кубанский государственный
аграрный университет имени И.Т. Трубилина», г. Краснодар
Чернов А.Н. Федеральное государственное образовательное учреждение дополнительного
профессионального образования специалистов «Краснодарский региональный
институт агробизнеса», г. Краснодар

Введение. В связи с обострением эпизоотической ситуации по африканской чуме свиней во многих субъектах Российской Федерации региональным законодательством предусмотрено создание вокруг крупных свиноводческих хозяйств зон (территорий), свободных от свиней. Население вынуждено заниматься выращиванием других видов животных, в том числе и мелкого рогатого скота (овец и коз). Хозяйства (ЛПХ, КФХ и СПК), переориентированные на выращивание мелкого рогатого скота, начали завозить овец и коз из субъектов Российской Федерации, где население традиционно занимается разведением животных указанных видов. Регистрируются случаи (и не всегда санкционированные) завоза овец и коз, в том числе, и из бывших республик СССР на территорию других регионов. Все это свидетельствует о том, что постоянно существует угроза заноса (завоза) возбудителей инфекционных болезней, относящихся к трансграничным инфекциям [2, 3, 4, 5, 6, 8, 17]. Подтверждением этого предположения является вспышка ящура в Республике Башкортостан [2]. Известно, что все болезни животных потенциально отрицательно влияют на человеческое общество за счет ущерба, обуславливаемого снижением количества и качества продуктов питания и сырья, что, в общем, влияет на качество жизни людей. Для мирового сообщества наибольшие последствия представляют инфекционные трансграничные болезни, которые имеют исключительное значение для экономики, торговли и/или продовольственной безопасности многих стран, способные к широкому распространению в эпизоотических масштабах, борьба с которыми вплоть до ликвидации требует совместных усилий нескольких государств. К трансграничным инфекциям относятся такие инфекционные болезни как ящур, чума мелких жвачных, оспа овец и коз. Указанные болезни подлежат обязательному декларированию. Многие исследователи считают, что не все вирусы имеют один и тот же спектр хозяев [1, 8, 12, 13, 14]. Механизмы передачи вируса ящура включает три звена:

1) пути выделения вируса из организма больного животного;

2) факторы передачи, обеспечивающие временное сохранение вируса во внешней среде и доставку его к новому хозяину;

3) пути проникновения (внедрения) возбудителя в организм и связанная с этим первичная локализация.

При заражении суягных овец может произойти вертикальная передача вируса ящура, что приводит к абортам и мертворождениям. Распространение вируса ящура за пределы эпизоотического очага возможно двумя путями:

  • зараженными животными, в том числе и находящимися в инкубационном периоде активными продуцентами возбудителя - в этом случае источник инфекции выполняет функцию не только выделителя, но и распространителя вируса на большие расстояния;
  • пассивными (механическими) промежуточными переносчиками вирусоконтаминированными продуктами животноводства, кормами, воздушными потоками, обслуживающим персоналом, животными, транспортными средствами и предметами ухода за животными.

Наибольшую опасность в распространении возбудителя представляют больные животные в инкубационном периоде болезни, когда наличие клинических признаков болезни в отаре еще не обнаружено [1, 3, 6, 8]. Занос инфекции с животными, в которых выражены клинические признаки менее вероятно, чем с животными-вирусоносителями, в том числе вакцинированными. Ящур отличается очень высокой конта-гиозностью [1, 8, 9, 10, 11, 14, 17, 18, 19, 23, 24]. При ящуре передача инфекции происходит как при прямом контакте больных животных со здоровыми особями, так и посредством аэрозолей, а также при скармливании контаминированных возбудителем кормов и пищевых отходов. Короткий инкубационный период и значительное накопление вируса в тканях, естественных секретах и экскретах, выделение возбудителя из организма до появления клинических признаков болезни обуславливает скрытое распространение возбудителя, опережающие клиническую диагностику болезни [1, 3, 8, 18]. Особенности патогенеза ящура таковы, что практически любой продукт, полученный от инфицированных животных, может быть контаминирован вирусом и, следовательно, быть фактором передачи и распространения заболевания [1, 4, 5, 6, 8, 11, 15, 16, 17].

Эпизоотологическая роль различных видов животных в качестве источника вируса ящура неодинакова [8, 10, 12, 13, 14, 17, 20, 22]. Крупный рогатый скот является индикаторным хозяином, так как чрезвычайно чувствителен к заражению респираторным способом. Свиньи являются «амплификаторами» (усилителями) вирулентности слабопатогенных штаммов вируса [1, 11, 18]. Из домашних парнокопытных животных слабее всего выражены клинические признаки ящура у овец и коз. У этих животных ящур, как правило, проявляется мягче, чем у животных других видов, что не всегда позволяет обнаружить болезнь [3, 4, 5, 8, 16, 17]. Однако роль овец и коз в эпизоотическом процессе при ящуре чрезвычайно высока. На Ближнем и Среднем Востоке резервуаром вируса ящура чаще всего являются овцы [5, 8, 19, 21].

Взрослые овцы и козы, у которых заболевание протекает латентно, часто служат источником заражения видов животных и распространения вируса на большие расстояния. В период эпизоотии ящура в Великобритании в 2001 году одной из причин быстрого распространения ящура была несвоевременная диагностика и свободная продажа овец, что явилось одним из факторов возникновения большого количества вторичных очагов. В этой стране из очага инфекции, возникшего среди откормочных свиней, овцы были вывезены на рынки для продажи, а затем перепроданы в другие хозяйства, что явилось причиной возникновения многочисленных вторичных очагов инфекции. С овцами ящур был занесен во Францию и Нидерланды.

При эпизоотологическом расследовании в неблагополучных пунктах по ящуру в Республике Башкортостан в 2017 году было установлено, что вирус ящура был занесен из среднеазиатских республик инфицированными овцами эдильбаевской породы [2]. Овцы и козы, у которых ящур чаще протекает без выраженных клинических признаков, представляют большую опасность, ибо запоздалая диагностика и несвоевременное принятие мер влекут за собой быстрое распространение болезни, как в очаге, так и за его пределами [1, 3, 4, 5, 6, 17]. В то же время сведения о клинических признаках и патологоанатомических изменениях при ящуре овец и коз ограничены и часто противоречивы. У мелких жвачных животных везикулярные и язвенно-эрозионные поражения выявлялись на слизистых оболочках ротовой полости, коже головы, вымени, дистальных участков конечностей. Массовая гибель новорожденных телят, ягнят и козлят регистрируется при ящуре, оспе овец, оспе коз, контагиозной эктиме, чуме мелких жвачных [3, 5, 6, 7].

Считается, что мировая торговля живыми овцами и козами является основным риском в плане проникновения ящура в свободные от болезни страны (территории) [10, 17, 23, 27]. В период эпизоотии ящура после контакта с зараженным крупным рогатым скотом могут заболеть и овцы. Кроме типичной клинической картины у овец часто регистрируют легкое и латентное течение болезни. Первыми признаками проявления ящура у зараженных овец являются угнетение, лихорадка (более 40°С), отказ от корма и прекращение жвачки. У отдельных животных на слизистых оболочках появляются поверхностные экзематозные поражения. Слюнотечение и причмокивание, характерное для ящура у крупного рогатого скота, у овец и коз не замечено. Наиболее характерным признаком для ящура овец и коз является хромота [1, 3, 6, 8, 9, 10, 11, 12, 20]. У больных животных афты обнаруживаются на коже венчика, межкопытцевой щели и мякишей. При перегоне отары больные животные хромают, отстают от здоровых животных, часто ложатся. При ящуре у суягных овцематок и коз отмечаются аборты. При появлении ящура в период окотов отмечается массовая гибель новорожденных ягнят и козлят. При вскрытии трупов новорожденных ягнят и козлят обнаруживается миокардиодистрофия. У больных ящуром новорожденных ягнят и козлят афты не обнаруживаются [1, 8, 19, 20]. В производственных условиях хромота у овец и коз является единственным очевидным признаком ящура в отарах [1, 3, 6, 8, 22, 23, 26, 27, 28]. Этих животных расценивают, как поддерживающих хозяев, так как у них ящур проявляется слабыми клиническими признаками, но у них поддерживается, и сохраняется популяция возбудителя [1, 3, 8, 14, 16, 17, 21, 24]. Анализ данных о распространении на территории СССР ящура в течение 40 лет свидетельствует, что на долю крупного рогатого скота пришлось 45,9% вспышек, а на долю овец и коз - 37,2% [1]. Установлено, что минимальная инфицирующая доза вируса ящура для крупного рогатого скота и овец сравнима. Овцы и козы, у которых ящур протекает в трудно диагностируемой форме без четко выраженных клинических признаков, представляют большую эпизоотологическую скрытую опасность, так как запоздалая диагностика и несвоевременное принятие мер борьбы приводит к распространению болезни [1, 2, 3, 4, 6, 9, 11]. Доказано, что инфицированные овцы с выдыхаемым воздухом выделяют вирус ящура в течение 4-5 дней Определенную роль в распространении ящура могут играть животные-вирусоносители. Около 50% переболевших овец в течение 8 недель, а часть животных - 9 месяцев остаются вирусоносителями [3, 8, 22, 26, 27].

Широкое распространение ящура в феврале-апреле в Монголии ветеринарные специалисты связывают с перевозом живых животных (в основном овец и коз) и/или мяса во время религиозного новогоднего праздника [4]. Американскими учеными было проведено изучение эффективности заражения овец и коз: 91 козе и 43 овцам интраназально было введено по 0,2 мл вируссодержащей суспензии вируса ящура типов А и О с активностью 10000 БОЕ. Клинические признаки болезни были обнаружены у 97% (88 голов) коз и 77% (33 головы) овец. Виремия была выявлена у 92% коз и у 72% овец [15].

Установлено, что при интранозофаренгальном и интрадермаль-ном (в области венчика конечностей) заражении размножение вируса ящура происходит быстрее, чем при контактном и аэрозольном инфицировании. Глотка овец является высокоэффективным методом первичной репликации вируса ящура [25]. Имеются сообщения о том, что у овец и коз поражения при ящуре подобны поражениям у крупного рогатого скота. Ряд исследователей считают, что при ящуре у овец и коз поражения регистрируются только в ротовой полости, а указанные животные играют роль резервуаров инфекции с носительством вируса в глоточной области в течение 4-9 месяцев [19]. У овец наиболее выраженным признаком ящура является хромота вследствие поражения конечностей, в то время как афты в ротовой полости и слюнотечение регистрируется редко [12, 15, 26]. У новорожденных животных, как правило, регистрируется сверхострое течение ящура, которое проявляется быстро прогрессирующей слабостью и отказом от приёма молока. В таких отарах отмечается гибель до 90% новорожденных ягнят и козлят. У овец и коз на последних сроках беременности (70-120 дней) часто регистрируются аборты [8]. У больного мелкого рогатого скота отмечаются повышение температуры тела, угнетение, отказ от корма, прекращение жвачки, многие животные лежат. На коже венчика, межкопытцевой щели и мякишей заболевших овец выявляются афты и эрозии, у животных выявляется хромота, случаи передвижения на локтевых суставах, такие животные при перегонах отстают от основной группы овец и коз. У отдельных животных (менее 5%) на слизистой оболочке языка и ротовой полости обнаруживаются поверхностные эрозионные поражения размером не более 5 мм. У новорожденных ягнят и козлят регистрируется ящур в безафтозной форме, характеризующейся массовой гибелью (60-100%) в течение 1-3 дней. Ящур у иммунных (вакцинированных) животных протекает в трудно диагностируемой форме без четко выраженных клинических признаков [1, 2, 3, 4, 8, 12]. Как правило, у таких животных афты и эрозии на пораженных участках поверхностные и малого размера и их очень трудно обнаружить. Всё это часто приводило к ошибкам при клинической диагностике и как следствие к существенным задержкам по времени начала борьбы с болезнью [1, 2, 3, 4, 5, 6]. Описан случай заболевания свиней ящуром после завоза на свиноферму овец. При ретроспективном обследовании овец были выявлены поверхностные трудно выявляемые эрозионные поражения. Результатами лабораторных исследований был подтвержден факт заболевания овец ящуром. Межвидовой контакт между завезенными овцами и свиньями явился механизмом передачи вируса ящура от овец свиньям. Этот факт послужил основанием для выводов о том, что овцы могут представлять опасность в отношении передачи вируса ящура другим видам животных. У овец болезнь протекала в лёгкой форме, а так как животных осматривали поверхностно, болезнь не была замечена. В этом случае инфицированные овцы послужили распространителями возбудителя болезни [7]. В 1967 году в Англии владелец одной малой фермы приобрёл у мясоторговца ягнёнка и бараньи кости для кормления собак. При расследовании было установлено, что собаки затащили кости в помещение с животными, и через 2 дня у коров и овец был обнаружен ящур. В дальнейшем заболевание распространилось по стране. При расследовании было установлено, что ягненок, которого купил у мясника владелец фермы, завезен в Англию с партией ягнят из Аргентины, но карантинная служба не установила ничего подозрительного [10].

Считается, что вирус ящура типа О топотипа Пан Азия в Англию был завезен с овцами с Ближнего Востока перед религиозными праздниками. Во время вспышки ящура в Англии в феврале-ноябре 2001 года овцы были основным пораженным видом, и считались ответственными за передачу вируса по всей стране вследствие торговли живыми животных [22]. Мировая торговля живыми овцами и козами является основным риском в плане проникновения (заноса) вируса в свободные от ящура страны (зоны) [12, 16, 22]. У переболевших ящуром овец установлено вирусоносительство до 91 дня. При этом штамм вируса не снизил патогенности для овец. В сыворотках крови овец вирусоносителей были выявлены вируснейтрализующие антитела в титрах 5,5-8,5 log2. Этот факт объясняется свойствами (вирулентностью и патогенностью) возбудителя, определяющими быстроту и степень распространения, поражаемостью всех видов восприимчивых животных и особенно овец [15]. Данные анализа эпизоотического процесса в неблагополучных по ящуру хозяйствах, специализирующихся на разведении мелкого рогатого скота, зарегистрированных на территории СССР (1973-1988 гг.) и Российской Федерации (2010-2018 гг.) свидетельствуют, что в отарах клинические признаки ящура были выявлены в 38,6% (3,1-90,9%) животных.

Для Российской Федерации большую угрозу представляет ящур, регистрируемый на территории Монголии [1, 4]. На территории этого государства в период с 2000 по 2014 гг. ящур был зарегистрирован в 65,8% очагов у крупного рогатого скота, у овец и коз - в 25,4% и 8,1% очагов, соответственно. Территория Исламской Республики Иран является эндемичной по ящуру в течение последнего времени. Все это свидетельствует о том, что существует постоянная угроза заноса вируса ящура на территорию сопредельных с Российской Федерацией закавказских государств. В таблице 1 представлены сведения о заболевании ящуром животных в Иране [5].

Таблица 1 Характеристика эпизоотического процесса при ящуре в Исламской Республике Иран

Показатели

2010 год

2011 год

2012 год

2013 год

Количество вспышек

4850

2053

850

447

Крупный рогатый скот

Заболело, %

6,7

12,0

1,6

1,6

Пало от заболевших, %

5,9

3,8

3,3

1,7

Овцы

Заболело, %

5,8

4,5

1,7

3,4

Пало от заболевших, %

31,8

43,0

22,0

5,4

Козы

Заболело, %

8,9

1,5

2,6

2,7

Пало от заболевших, %

12,4

22,0

16,0

17,8

Разницу в показателях заболеваемости мелкого рогатого скота в России, в Монголии и в Иране можно объяснить различиями в системе ведения животноводства. В Монголии и Исламской Республике Иран практикуется круглогодичное пастбищное содержание животных [4, 5].

Во ВНИЯИ (г. Владимир) были проведены исследования по изучению выделения вируса ящура экспериментально инфицированными овцами. Было установлено, что через 20-24 часа после экспериментального интрадермального заражения в области венчика у овец отмечалось повышение температуры тела. Через 24-48 часов в крови обнаруживался вирус ящура. Виремия регистрировалась в течение 5-7 дней. В истечениях из носа вирус выявляли с 12 до 96 часов после инокуляции суспензии возбудителя. В этот же период возбудитель обнаруживался и в слюне. В молоке инфицированных овцематок вирус выявлялся с 18 до 96 часов после инокуляции возбудителя. Ягнята, содержащиеся вместе с зараженными овцематками, заболевали ящуром через 3 суток после инокуляции вируса матерям. Считается, что не все вирусы ящура имеют один и тот же спектр хозяев [1, 8, 20]. Рядом исследователей было установлено, что ящур у овец, в зависимости от типа вируса, может протекать с различной степенью выраженности клинических признаков. Особенно у овец и коз тяжело протекал ящур, вызванный, вирусом типа О. Отмечается видовая приспособленность вируса ящура, что подтверждается тем, что заболевают животные только одного вида. Установлена различная активность штаммов вируса ящура в организме восприимчивых животных различных видов [1, 8]. При эпизоотологическом обследовании очагов ящура было установлено, что в ряде хозяйств регистрировалось заболевание среди овец, когда не было случаев заболевания среди крупного рогатого скота и наоборот, болел ящуром крупный рогатый скот, и не болели овцы, несмотря, на тесные хозяйственные связи между фермами. Аналогичные случаи отмечались в неблагополучных хозяйствах, где болел крупный рогатый скот, но не болели свиньи. В экспериментальных исследованиях установлено, что восприимчивость к ящуру крупного рогатого скота в два раза выше, чем восприимчивость овец. В смешанных стадах уровень передачи вируса ящура от крупного рогатого скота к крупному рогатому скота выше, чем от овец к крупному рогатому скоту. Основную роль в передаче вируса ящура в смешанных популяциях животных (крупный и мелкий рогатый скот) играет крупный рогатый скот [9, 12, 15]. Эти случаи объясняются свойствами штаммов вируса, то есть приспособлением возбудителя к развитию в организме какого-либо вида животных (крупного рогатого скота, мелкого рогатого скота или свиней) [1, 8]. Данные приведенные в таблице 2 свидетельствуют, что у овец чаще всего были зарегистрированы клинические признаки ящура, вызванного вирусом типа О.

Таблица 2 Сведения о роли овец и баранины в распространении ящура

Годы

Вирус ящура

Страны (территории)

Путь заноса вируса

1

1967

О

Англия

Баранина из Аргентины

2

1994

О

Греция

Нелегальный завоз овец

3

2001

О

Северная Ирландия

Нелегальный завоз овец

4

2001

О

Республика Ирландия

Нелегальный завоз овец

5

2001

О

Франция

Нелегальный завоз овец

6

2001

О

Монголия

Нелегальный завоз овец

7

2017

О

Башкортостан

Нелегальный завоз овец

Сведения, представленные в таблице 2, доказывают значительную роль овец и баранины в распространении ящура из одного континента на другой, из одной страны в другую. В связи с регистрацией ящура в июле 2013 года в одном населенном пункте Амурской области было проведено эпизоотологическое обследования хозяйств, содержащих восприимчивых животных. Было достоверно установлено, что в обследуемом населенном пункте все восприимчивые животные были иммунизированы в марте 2013 года против ящура типов А, О и Азия-1. В одном личном подсобном хозяйстве через 100 дней после вакцинации были выявлены больные ящуром животные. Поражения, характерные для ящура, были выявлены у 50% овец и 100% поголовья крупного рогатого скота. У всех больных овец были выявлены хромота, остатки лопнувших афт на коже венчика, межкопытцевой щели и мякишей. У нескольких овец на слизистой оболочке ротовой полости были обнаружены малозаметные небольшие поверхностные эрозии. В пробах патологического материала (стенки афт на коже венчика и межкопытцевой щели) был выявлен вирус ящура типа А.

В августе 2013 года через 40 дней после последней вынужденной прививки противоящурной вакцины у находящегося на пастбище крупного и мелкого рогатого скота другого крестьянско-фермерского хозяйства Амурской области был диагностирован ящур, вызванный вирусом типа А, относящийся к генетической линии Юго-Восточная Азия (SEA 97) топотипа Азия [6]. Все животные были подвергнуты профилактической вакцинации против ящура в марте 2013 года. При клиническом осмотре, проведенном ветеринарными специалистами субъекта, у 60% крупного рогатого скота, выявлены клинические признаки, характерные для ящура: угнетенное состояние, отказ от приёма корма, прекращение жвачки, хромота, слюнотечение, на слизистой оболочке языка, ротовой полости и десен - везикулярные поражения в различной стадии развития, эпителизирующиеся эрозии. На сосках молочной железы обнаружены болезненные эрозии разных размеров. На коже венчика, мякиша и межкопытцевой щели выявляются везикулярно-эрозионные поражения. У больных животных повышена до 40,8-41,0°С температуры тела. Среди выпасающихся на том же пастбище овец и коз были обнаружены животные с признаками угнетения, отказом от корма, прекращением жвачки и хромотой. Отмечены случаи залеживания и передвижения овец на карпальных суставах. У овец и коз (385 голов) так же были выявлены больные животные. У 40% животных была выявлена хромота. Отмечены случаи залеживания и передвижения овец на карпальных суставах. В ротовой полости отдельных овец и коз были замечены небольшого размера поверхностные малозаметные эрозии. На коже венчика, межкопытцевой щели и мякиша заболевших овец были выявлены афты и эрозии. При попытке перегона отары в другой загон было отмечено отставание около половины животных от основной группы овец и коз. После лабораторного подтверждения диагноза руководством субъекта было принято решение об отчуждении и утилизации трупов животных. При вскрытии туш убитых с помощью «адилин-супер» больных овец и коз были выявлены афты и эрозии в верхней части копытного мякиша, венчика и межкопытцевой щели. Размер афтозных и эрозионных поражений в разных животных варьировал. Вероятно, тяжесть поражений зависела от уровня поствакцинального противоящурного иммунитета у животных. У коз ящурные поражения выражены слабее, чем у овец. У отдельных овец и коз на слизистой оболочке языка и ротовой полости были выявлены везикулярные и эрозионные поражения размером не более 5 мм. Указанные поражения трудно обнаружить при клиническом осмотре. Результаты данного исследования свидетельствуют, что данные патологоанатомического исследования превосходят показатели, полученные при клиническом осмотре больных ящуром овец и коз [3, 6]. Из данных анализа результатов эпизоотологических обследований неблагополучных по ящуру пунктов видно, что первые случаи заболевания практически всегда выявлялись у крупного рогатого скота. Восприимчивость стад крупного рогатого скота в два раза превышает восприимчивость к ящуру отар овец. Вирус ящура выделяется с секретами и экскретами овец в течение первой недели после инфицирования [13]. Ветеринарные специалисты хозяйств и ветеринарных участков при клиническом осмотре подозреваемых в заболевании ящуром овец и коз обращали внимание только на слизистые языка и ротовой полости. Только при нахождении отар овец и коз на пастбищах обращалось внимание на массовую хромоту животных и подозревалось заболевание ящуром. У всех обследованных трупов, вынуждено убитых овец и коз, спонтанно заболевших ящуром, афты и эрозии, были выявлены на коже венчика, межпальцевой щели и мякишей. У больных лактирующих овец и коз выявлялись афтозные и эрозионные поражения на коже вымени часто, регистрируется гибель подсосных ягнят и козлят. Выздоровление больных ящуром овец и коз наступало через 15-30 дней. Все это свидетельствует о необходимости проведения клинического осмотра подозреваемых в заболевании ящуром животных специально подготовленными ветеринарными специалистами с учетом особенностей клинических признаков и патологических изменений при ящуре овец и коз [3, 4, 8, 17, 20]. У больных ящуром овец и коз отмечаются повышение температуры, угнетение, отказ от корма, прекращение жвачки, многие животные лежат. На коже венчика, межкопытцевой щели и мякишей, заболевших ящуром овец, выявляются афты и эрозии, у животных выявляется хромота, случаи передвижения на локтевых суставах, такие животные при перегонах отстают от основной группы овец и коз. У отдельных животных (менее 5%) на слизистой оболочке языка и ротовой полости обнаруживаются поверхностные эрозионные поражения размером не более 5 мм. У новорожденных ягнят и козлят регистрируется ящур в безафтозной форме, характеризующейся массовой гибелью (60-100%) в течение 1-3 дней. Ящур у иммунных животных протекает в трудно диагностируемой форме без четко выраженных клинических признаков. Как правило, у таких животных афты и эрозии на пораженных участках поверхностные и малого размера и их очень трудно обнаружить.

Заключение. Эпизоотологическая роль различных видов животных в качестве источника вируса ящура неодинакова. Из домашних парнокопытных животных слабее всего выражены клинические признаки ящура у овец и коз, что не всегда позволяет обнаружить болезнь. Наибольшую опасность в распространении возбудителя представляют больные животные в инкубационном периоде болезни, когда наличие клинических признаков болезни в отаре еще не обнаружено. Занос вируса с овцами и козами с выраженными клиническими признаками ящура менее вероятно, чем с животными-вирусоносителями, в том числе вакцинированных особей [1, 2, 3, 8]. Считается, что мировая торговля живыми овцами и козами является основным риском в плане проникновения ящура в страны свободные от ящура [8, 14, 16]. На Ближнем и Среднем Востоке резервуаром вируса ящура чаще всего являются овцы. Распространение вируса ящура за пределы эпизоотического очага происходит с зараженными животными, в том числе и находящимися в инкубационном периоде, которые являются активными продуцентами возбудителя. В этом случае источник инфекции выполняет функцию не только выделителя, но и распространителя вируса на большие расстояния. Пассивными (механическими) промежуточными переносчиками вируса ящура являются: контаминированные продукты животноводства, корма, воздушные потоки, обслуживающий персонал, животные, транспортные средства и предметы ухода за животными [1, 8]. Короткий инкубационный период и значительное накопление вируса в тканях, естественных секретах и экскретах, выделение возбудителя из организма до появления клинических признаков болезни обуславливает скрытое распространение возбудителя, опережающие клиническую диагностику болезни.

Список литературы:

  1. Инфекционная патология животных, Т1, Ящур, /А. Я. Самуйленко, С.Я. Гринь, В.И. Еремец [и др.].//М, ВНИТИБП,2014,264с.
  2. Мищенко А.В. Опыт ликвидации ящура в Башкирии// Материалы VIII Международного ветеринарного конгресса, Москва, 2018,82-84.
  3. Проблема клинической диагностики ящура у овец и коз/Мищенко А.В., Мищенко В.А. Шевкопляс В.Н. [и др.].//Ветеринария Кубани, 2016,6,8- 10.
  4. Распространение ящура в Монголии/ Мищенко А.В., Мищенко В.А., Бо-лортуяа П. [и др.] // Ветеринария,2017,2, 23-25.
  5. Мищенко А.В. Ретроспективный анализ эпизоотической ситуации по ящуру в Иране/ Мищенко А.В., Мищенко В.А., Варкентин А.В. [и др.] // Ветеринария Кубани, 2015, 2, 6- 8.
  6. Мищенко А.В. Эпизоотологические особенности ящура типа А, вызванного гетерологичными штаммами вируса /Мищенко А.В., Мищенко В.А., Дрыгин В.В. [и др.]//Ветеринария, 2014,11,20-24.
  7. Черных О.Ю., Мищенко А.В., Мищенко В.А. [и др.] О путях распространения и механизмах передачи вируса чумы мелких жвачных животных// Ветеринария Кубани, 2016,4, 7-9.
  8. Ящур/ Бурдов А.Н., Дудников А.И., Малярец П.В. [и др.], М,1990,106-110.
  9. Arzt J. The pathogenesis of foot-and-mouth disease II: viral pathwas in swine, small ruminants, and wildlife; myotropism, chronic syndromes, and molecular virushost interactions/ Arzt J., Baxt B., Grubma M.[et al.] //Transbound Emerg. Dis., 2011, 58, 305-326.
  10. Barnett P., Cox S. The role of small ruminants in the epidemiology and transmission of foot-and-mouth disease//Vet. J., 1999, 158, 1, 6-13.
  11. Саllens M., De Clerg K, Danes M/ /Transmission of foot-and-mouth disease virus between contact sheep and contact pigs: detection of infect animals// Sessions of the Research Group of the EU FMD, 1998, Pirbright, UK, 129-138.
  12. Donaldson A., Alexanderson S. /Predicting the spread of foot and mouth disease by airborne virus// Rev.sci. tech. Off. In. Epiz., 2002, 21, 569-575.
  13. Donaldson A.I. Foot-and-mouth disease: the principal features/Irish Vet. J.-1987,41, 325-327.
  14. Donaldson A. I. The role in the epidemiology of foot-and-mouth disease and proposals for control and eradication in animal populations with a high density of sheep//Session of the Research Group of the Standing Technical Committee of EuFMD 5-8 September 2000. 2000, Borovets: FAO of United National, 107- 114.
  15. Estimation of the transmission of foot-and-mouth disease virus from infected sheep to cattle/C.B.de Ruede, M. de Joung, P. Elbe [et al.]//Vet. Res., 2014, 45-58.
  16. Foot-and-mouth disease virus infection of sheep: implications for diagnosis and control/ Hughes G.J., Miouler V., Kitching R.P. [et al.]// Vet. Rec. 2002, 150, 724-727.
  17. Geering W.A., Lubroth J. Preparation of foot-and-mouth disease contingency plans//Paris, 2011, 94p.
  18. Gibson C. F., Donaldson A.I. Exposure of sheep to natural aerosols of foot-and- mouth disease virus // Res. vet. Sci., 1986, 41, 45-49.
  19. Horizontal transmission of foot-and-mouth disease virus O/JPN/2010 among different animal species by direct contact/Fukai K., Morioka K., Jamada M. [et al.]//Transbound Emer. Dis., 2019, 66,
  20. Kitching R., Hughes G. /Clinical variation in foot-and-mouth disease: sheep and goats//Rev.Sci.tech.Off.int.Epiz.,2002, 21(3), 505-512.
  21. Mc Vicar J, Sutmoller P. Experimental foot-and-mouth disease in sheep and goats: an epizootilogical model// Archiv fur die gesamte virusforschung, 1972, 38, 85-96.
  22. Orsel R. Foot and mouth disease virus in different host species; the effect of vaccination on transmission // Diss. Utrecht University of Veterinary Medicine, Netherlands, 2007, 124-126.
  23. Pay T.W. FMD in sheep and goats. A review//FMD Bulletin, 1988, 26, 2-13.
  24. Sellers R., Closter J. Foot-and- mouth disease: a review of intranasal infection of cattle, sheep and pigs// Vet. Journal, 2008, 177(2), 159-168.
  25. Stenfeldt C., Pacheco J., Singanallur N. еt al. Clinical and virological dynamics of a serotype O 2010 South East Asia lineage foot-and-mouth disease virus in sheep using natural and simulated natural inoculation and exposure systems//Vet. Microbiol., 2015, 178, 50-60.
  26. The pathogenesis and diagnosis of foot-and-mouth disease/ S. Alexandersen, Zhang, A. Donaldson// J. Comp. Pathol. 2003, 129, 1-36.
  27. The pathogenesis of foot-and-mouth disease II: Viral pathogenese in swine, small ruminants, and wildlife, myotropism, chronic syndromes, and molecular virus-host interaction/Arzt J., Baxt B., Grubman M. et al.//Transbound. Emerg, Dis., 2011, 58(4), 305-326.
  28. Transmission characteristics and optimal diagnostic samples to detect an FMDV infection in vaccinated and non-vaccinated sheep/P.L. Eble, K. Orsel, F. van Hemert- Kluitenberg [et al].// Vet. Microbiol., 2015, 177,69-77.

Резюме. Эпизоотологическая роль различных видов животных в качестве источника вируса ящура разная. Из домашних парнокопытных животных клинические признаки ящура слабее всего выражены у овец и коз, что не всегда позволяет своевременно обнаружить болезнь. Многие исследователи считают, что постоянно существует угроза заноса (завоза) возбудителей инфекционных болезней, относящихся к трансграничным инфекциям на любую территорию. На Ближнем и Среднем Востоке резервуаром вируса ящура чаще всего являются овцы и козы. Наибольшую опасность в распространении возбудителя представляют больные животные в инкубационном периоде болезни, когда наличие клинических признаков болезни в отаре еще не обнаружено. Считается, что мировая торговля живыми овцами и козами является основным риском в плане проникновения ящура в свободные от болезни страны. Частое распространение ящура в феврале монгольские ветеринарные специалисты связывают с перевозом (перегоном) живых животных и мяса во время религиозного новогоднего праздника в Монголии. Данные эпизоотологических расследований, проведенных в неблагополучных по ящуру пунктах, свидетельствует, что первые случаи заболевания чаще всего выявлялись у крупного рогатого скота. Заболевание ящуром овец во время окота приводило к 100% гибели новорожденных ягнят. Ветеринарные специалисты при клиническом осмотре подозреваемых в заболевании ящуром овец и коз обращали внимание только на слизистые языка и ротовой полости. Осмотр подозреваемых в заболевании ящуром овец и коз в помещениях ввиду слабой освещенности не позволяло выявлять поверхностные эпителизирующиеся эрозии на слизистых оболочках языка и ротовой полости. Только при нахождении отар овец и коз на пастбищах обращалось внимание на массовую хромоту животных и подозревалось заболевание ящуром. Данные эпизоотологических расследований, проведенных в очагах ящура, зарегистрированных в период с 1973 по 2018 гг., свидетельствуют, что у овец чаще всего были выявлены клинические признаки ящура вызванного вирусом типа О.

Ключевые слова: ящур, вирус, овцы, козы, мелкий рогатый скот, пути выделения и механизмы распространения возбудителя, аэрозоль, секреты, экскреты, контагиозность, отара, чума мелких жвачных, контагиозная эктима, оспа овец и оспа коз, клинические признаки, хромота.

Сведения об авторах:

Мищенко Алексей Владимирович, кандидат ветеринарных наук, старший научный сотрудник информационно-аналитического центра ФГБУ «ВНИИЗЖ»; 600901, г. Владимир, мкр. Юрьевец; тел.: 8-4922-261551; e-mail: a.mischenko@mcx.ru.

Мищенко Владимир Александрович, доктор ветеринарных наук, профессор, главный научный сотрудник лаборатории профилактики болезней свиней и рогатого скота ФГБУ «ВНИИЗЖ»; 600901, г. Владимир, мкр. Юрьевец; тел.: 8-4922-261551; e-mail: mishenko@arriah.ru.

Лысенко Александр Анатолиевич, доктор ветеринарных наук, профессор, профессор кафедры терапии и фармакологии ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина»; 350044, г. Краснодар, ул. Калинина, 13; тел.: 8-961-5075415; e-mail: vetkubgau@mail.ru.

Кривонос Роман Анатольевич, кандидат ветеринарных наук, доцент кафедры паразитологии, ветсанэкспертизы и зоогигиены ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина»; 350044, г. Краснодар, ул. Калинина, 13; e-mail: uv@krasnodar.ru.

Чернов Альберт Николаевич, доктор биологических наук, ФГБОУ ДПОС «Краснодарский региональный институт агробизнеса»; 350061, г. Краснодар, ул. им. Мачуги В.Н., 78.

Ответственный за переписку с редакцией: Черных Олег Юрьевич, доктор ветеринарных наук, доцент, профессор кафедры микробиологии, эпизоотологии и вирусологии ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина»; 350044, г. Краснодар, ул. Калинина, 13; тел.: 8-918-4956659; e-mail: gukkvl50@kubanvet.ru.

 

 
   
2011 © Ветеринария Кубани Разработка сайта - Интернет-Имидж