rus eng
Архив номеров / Номер 2, 2015 год Распечатать

Хозяйственно-биологические особенности телок, используемых для воспроизводства популяции крупного рогатого скота в Краснодарском крае

Щукина И.В.,Кощаев А.Г. ФГБОУ ВПО "Кубанский государственный аграрный университет", г. Краснодар

Введение. Условия сложившегося в последнее время рынка способствуют повышению спроса на высококачествен-г ную говядину отечественного производства, что вызвало рост интереса к качеству молодняка крупного рогатого скота, используемого для воспроизводства его популяции [1, 4]. В Краснодарском крае сформирован уникальный генофонд животных, как молочного направления продуктивности, так и мясного [11, 13]. Все это позволяет утверждать, что на Кубани имеется возможность сформировать генетический центр по разведению различных пород. В настоящее время животные различных популяций прошли первый этап адаптации к природно-климатическим условиях юга России, а ремонтный молодняк, идущий на её воспроизводство, превышает российские стандарты [3, 6].

Материалы и методы. Работа проводилась в хозяйствах Краснодарского края в период с 2008 по 2013 годы. Для оценки ремонтных телок было сформировано пять опытных групп из животных наиболее распространенных пород: красная степная порода кубанского типа, герефордская (датской селекции), симментальская (австрийской селекции), абердин-ангусская (канадской и австралийской селекции), шаролезская (французской селекции) (n = 250). Изучены основные хозяйственные, биологические и экстерьерные признаки: живая масса, промеры, оценка экстерьера. Данные по живой массе получены в результате проведения контрольных взвешиваний при рождении, в возрасте 8-ми, 12-ти, 15-ти и 18-ти месяцев. При рождении взвешивание проводилось на весах среднего класса точности с пределом взвешивания до 500 кг по ГОСТ 23676-79 с допускаемой погрешностью не более 0,1%. Взвешивание молодняка с возраста 8-ми месяцев проводилось индивидуально на весах с пределом взвешивания до 1000 кг и погрешностью взвешивания не более 1 кг по ГОСТ 14004-68. Взятие промеров производилось мерной палкой, мерной лентой (рулеткой) RONDO фирмы ООО "Бентли Племтех" (с погрешностью 0,01 см), мерным циркулем. Сравнение пород проводили по отношению стандарта породы (класс элита-рекорд) [2, 14], изучались межгрупповые различия. Изучаемый возрастной период животных 8-18-ти месяцев применен в соответствии с национальным стандартом ГОСТ Р 55445-2013. Используемые термины по ГОСТ Р 52427. Статистическая обработка материала проведена по общепринятым методикам.

Результаты и обсуждения. При анализе роста и развития молодняка у тёлок нами установлена закономерность в росте и развитии (табл. 1).

Таблица 1. Динамика изменения живой массы тёлок, M±m, кг (n=250)

Возраст (месяцы)

Генотип

красная степная кубанский тип

герефордская

абердин-ангусская

симментальская

шаролезская

при рожде­нии

24,2±1,4

26,1±1,1*

25,5±0,7*

28,3±1,2**

35,2±1,3*

8

211,1±1,2

213,5±1,2*

217,4±1,2*

243,8±1,9*

261,2±1,7*

12

302,3±3,1

299,3±2,5*

287,2±2,7*

338,2±2,8**

347,4±3,2*

15

354,9±3,7

366,3±3,6*

347,0±3,7*

410,4±4,2*

400,5±4,1*

18

422,2±4,2

419,1±4,6*

405,0±4,6**

470,1±4,7*

481,3±4,6**

Примечание: * - Р<0,05; ** - Р<0,01

Как видно из представленных данных в таблице среди интенсивных пород, имеющих наибольшую живую массу на протяжении всего периода выращивания, в 8-ми месячном возрасте шаролезские телочки превосходили симментальских сверстниц на 17,4 кг (6,7%; Р<0,05). На наш взгляд, такая ощутимая разница за счет того, что животными реализован генотип, заложенный целенаправленной селекционной работой французских скотоводов, направленный на максимальное увеличение живой массы отъемного молодняка. В последующем адаптация животных к изменившимся условиям содержания и кормления способствовала тому, что ранговое положение молодняка этих пород по развитию изменилось. В годовалом возрасте симментальские тёлки опережали шаролезских на 9,2 кг (3,3%; Р<0,05), а в 15 месяцев - на 10 кг (2,6%; Р<0,05). В 18-ти месячном возрасте тёлки породы шаро-ле вернули себе превосходство над симментальскими "сверстницами" на 11,2 кг (2,3%; Р<0,05), достигнув живой массы 481 кг. Полученные данные свидетельствуют о том, что симментальские тёлочки в меньшей степени реагировали на воздействие отъемного стресса, чем шаролезские, что позволило первым более интенсивно достигать оптимальной продуктивности в анализируемые периоды роста.

Среди скороспелых пород наибольшей живой массой отличались герефордские тёлки, их превосходство над абердин-ангусскими "сверстницами" наблюдалось в 8-ми, 12-ти, 15-ти, 18-ти месячном возрасте и составляло 12,1 кг (4%; Р<0,05), 19,3 кг (5,2%; Р<0,05), 14,1 кг (3,4%; Р<0,05). Имея в 18 месяцев живую массу 419 кг (Р<0,05), они приближались по этому показателю к "сверстницам" высокорослой породы - симментальской, уступая им 50,9 кг (12,1%; Р<0,05).

Следует отметить довольно высокие показатели развития телок красной степной породы кубанского типа, что связано с тем, что селекционный процесс по увеличению продуктивности проводился одновременно с повышением живой массы молодняка. Имея наименьшую живую массу при рождении они уступали герефордским "сверстницам" на 2 кг (8%; Р<0,01), на 1,4 кг (5,8%; Р<0,05) абердин-ангусским, на 4,2 кг (17,4%; Р<0,01) симментальским, на 11,1 кг (46%; Р<0,05) шаро-лезским. Однако, обладая достаточно высокой энергией роста, обусловленной их генетическими особенностями, молодняк красной степной породы по показателям продуктивности (живой массы) достиг уровня скороспелых пород. В 8 месяцев абердин-ангусские "сверстницы" превосходили кубанских на 1% (2,4 кг; Р<0,05), герефордские - на 2,9% (6,3 кг; Р<0,05). К годовалому возрасту красный степной молодняк имел превосходство на обеими породами на 2 кг (1%; Р<0,05) и 15,1 кг (4,9%; Р<0,05), соответственно. После завершения выращивания в 18-ти месячном возрасте молодняк кубанского типа красной степной породы значительно опередил как герефордских, так и абердин-ан-гусских "сверстниц" на 3,1 кг (0,7%; Р<0,05) и 17,2 кг, соответственно (4,1%, Р<0,05).

Сопоставляя данные изменения динамики живой массы, установлено, что во все возрастные периоды она имеет разные тенденции. Об этом свидетельствуют и показатели коэффициента вариации живой массы тёлок в изучаемых группах. Так, коэффициент вариации (Cv) в группе красных степных "сверстниц" снизился с 13,1% (при рождении) до 5,9% (в 18-ти месячном возрасте), при наименьшем значении в 12-ти месячном возрасте. В опытной группе герефордских тёлочек это снижение составило с 14,8% до 6%, при наименьшем значении 3,7% (в 8-ми месячном возрасте). В группе абердин-ангусских "сверстниц" эти показатели составили 6,0-9,4%, а наименьшее значение - 3,2% - наблюдалось в восемь месяцев. В группе интенсивных пород наблюдалась аналогичная закономерность: для шаролезской она составила 11,8-2,6%, при наименьшем значении - 3,6%; у симментальской - 12,9-3,1%, при минимуме - 2,9%, соответственно.

Более информативные данные о динамике абсолютных показателей роста нами получены путем сравнения среднесуточных привесов в различные возрастные периоды и представлены на рисунке 1.

Рис. 1. Среднесуточные привесы тёлок по периодам выращивания, г

Сопоставляя полученные данные, нами установлено, что макси­мальными показателями среднесуточных привесов отличались тёлки симментальской и шаролезской пород в течение первого года жизни. При этом у шаролезских "сверстниц" данный показатель был больше, чем у симментальской - на 58 г (6%), герефордской - 168 г (17,8%), абердин-ангусской - 253 г (26,7%), красной степной - 193 г (20,4%) породы при высокой степени достоверной разницы (Р<0,05).

В возрасте 18-ти месяцев высокие показатели среднесуточных привесов сохранили три породы: красная степная (726 г), шаролезс- кая и симментальская (814 и 806 г), соответственно. В целом молод­няк всех опытных групп отличался достаточно высокой интенсивностью роста (табл. 2).

Таблица 2. Интенсивность роста тёлок, % (n=250)

Возрастной период, мес.

Генотип (порода)

красная степная кубанский тип

герефордская

абердин-ангусская

симментальская

шаролезская

0-8

772,31

756,32

752,55

761,48

643,75

8-12

30,17

25,33

24,30

27,96

24,64

12-15

17,40

22,39

20,82

21,28

15,28

15-18

18,96

14,41

16,97

14,55

20,17

0-12

1149,17

1046,74

1026,27

1095,76

886,93

0-18

1644,63

1505,75

1491,76

1561,1

1267,33

Полученные данные свидетельствуют, что, несмотря на колебания значения интенсивности роста, обусловленные как влиянием внешней среды, так и неодинаковой реакцией молодняка разных генотипов на их изменения, тёлки нормально росли и развивались.

Относительно низкая интенсивность роста наблюдалась в пери­од с 12-ти до 15-ти месяцев у красных степных (16%) и шаролезских (14,2%) тёлок; в опытных группах герефордских, абердин-ангусских, симментальских тёлок с 15-ти до 18-ти месяцев (13,5%, 15,7%, 13,6%, соответственно). Очевидно, это обусловлено снижением интенсивности обменных процессов в организме животных, а так же половым созре­ванием тёлок и связанной с ним половой охотой.

Для более объективной оценки роста животных изучаемых ге­нотипов был проведен расчет относительной скорости роста (табл. 3). Установлено, что наибольшей скоростью роста от рождения до восьми месяцев характеризовались тёлки симментальской (158,4%), гере­фордской (158,2%) и абердин-ангусской пород (158,2%).

Таблица 3. Относительная скорость роста тёлок, % (n=250)

Возрастной период, мес.

Генотип (порода)

красная степная кубанский тип

герефордская

абердин-ангусская

симментальская

шаролезская

0-8

772,31

756,32

752,55

761,48

643,75

8-12

30,17

25,33

24,30

27,96

24,64

12-15

17,40

22,39

20,82

21,28

15,28

15-18

18,96

14,41

16,97

14,55

20,17

0-12

1149,17

1046,74

1026,27

1095,76

886,93

0-18

1644,63

1505,75

1491,76

1561,1

1267,33

В возрасте с 15-ти до 18-ти месяцев максимальная скорость рос­та наблюдалась у молодняка шаролезской группы, так как они на 4,8% превысили показатели абердин-ангусской и герефордской породы, на 1,0% - "сверстниц" красной степной породы.

В целом за весь период роста наиболее высокие показатели отно­сительной скорости роста имели тёлки красной степной породы кубанского типа, преимущество которых составило над абердин-ангусскими 19,1%, шаролезскими - 5,6%, герефордскими - 6,2%, а над симментальскими различия практически не зафиксировано.

Для оценки экстерьера и типа телосложения тёлок были взяты промеры статей, вычислены индексы телосложения. Установлены межгрупповые различия по всем промерам, как в 8-ми месячном возрасте, так и в возрасте 18-ти месяцев. Молодняк интенсивных пород превышал своих "сверстниц" (герефордских, абердин-ангусских) по всем высотным и широтным промерам. Так, в восьмимесячном возрасте их превосходство над тёлками герефордской породы по высоте в холке составило 2,2 см (1,9%; Р<0,05), абердин-ангусскими (III группа) на 10,1 см (9,2%; Р<0,05). Однако, в этом возрасте он уступал "сверстницам" красной степной породы на 2,3 см (2%; Р<0,01).

По широтным промерам следует отметить довольно большие различия по ширине груди и ширине в маклоках. По первому промеру две опытные группы (красная степная и абердин-ангусская) уступали по этому показателю герефордским (13,9%; Р<0,01) симментальским (19,1%; Р<0,01), шаролезским (20,6%; Р<0,01). По ширине в маклоках животные шаролезской породы значительно превосходили своих "сверстниц" абердин-ангусской и красной степной породы (7%; Р<0,01), животные остальных опытных групп занимали промежуточное положение.

В дальнейшем по мере роста и развития тёлочки отличались более интенсивным увеличением широтных промеров и в конце опытного периода шаролезский и симментальский молодняк превосходил своих герефордских и абердин-ангусских "сверстниц" по ширине груди 3,6-3 см (6,2%; Р<0,99) По ширине в маклоках наибольший показатель - 52,1 см - наблюдался у шаролезских телок, превышая показатель "сверстниц" на 2,1-6,5 см (4,0-12,4%; Р<0,99). Путем аналогичного расчета установлено, что по промеру - полуобхват зада - превосходство на стороне шаролезских и красных степных тёлок (109,1 см), другие группы уступали им незначительно (4,6-10,9 см).

Изученный выше характер изменения промеров свидетельствует о том, что у тёлок формирование мясных форм происходит за счет удлинения туловища, большей его ширины и глубины. Это положение подтвердилось при вычислении индекса мясности у животных, что особенно важно для тёлок мясных пород (табл. 4).

Таблица 4. Показатели индексов телосложения, % (n=250)

Индекс

Группа

красная степная

герефорд­ская

абердин-ангусская

симменталь­ская

шаролез­ская

возраст 8 месяцев

Длинноногости

60,1

56,5

54,3

57,1

56,7

Растянутости

111,9

108,8

111,8

111,5

111,1

Грудной

60,8

67,2

61,1

73,1

73,8

Тазо-грудной

82,9

91,1

85,0

95,4

94,3

Сбитости

106,6

118,2

119,9

117,7

118,9

Костистости

12,8

13,4

14,1

13,1

13,3

Мясности

51,9

62,9

67,4

64,2

64,5

возраст 18 месяцев

Длинноногости

54,5

47,1

47,5

46,6

45,8

Растянутости

120,9

124,6

122,6

123,4

124,9

Грудной

69,1

67,9

70,1

70,4

69,9

Тазо-грудной

88,6

92,3

90,4

95,1

93,5

Сбитости

111,6

115,6

120,2

115,2

119,3

Костистости

13,3

12,6

13,0

12,7

12,9

Мясности

74,0

80,9

80,2

81,5

84,8

Так, в возрасте 8-ми месяцев наивысшее значение этот индекс имел у молодняка мясных пород, который превышал показатель тёлок молочной породы (от 11% до 12,6%). Величина индекса растянутости у молодняка мясных пород в переделах от 108,8 до 111,5%, в связи с этим его можно отнести по типу телосложения к эйрисомным животным культурных мясных пород.

В 18-ти месячном возрасте тенденция сохранилась, что соответствует общим закономерностям онтогенеза. По индексу мясности превосходство шаролезских над симментальскими "сверстницами" сохранилось на уровне 3,3%, над абердин-ангусскими - 4,6% и над красными степными - 10,8% (имеющими наименьший индекс).

Данные таблицы 4 свидетельствуют о том, что с возрастом животные становятся менее высоконогими, более растянутыми, широкотелыми и массивными. Достаточно отметить, что за период выращивания увеличиваются индексы: растянутости (на 9% - красная степная, 13,8% - шаролезская, 16,1% - герефордская), тазо-грудной (5,4% абердин-ангусская). При этом снижается индекс длинноногости красной степной на 5,6%, шаролезской - на 10,9%.

Изучение линейного роста животных подтверждает, что у животных мясных пород увеличение живой массы происходило за счет удлинения туловища (1,25-1,30) и увеличения ширины таза (1,34-1,47) и груди (1,37-1,57).

Несколько иную картину мы наблюдаем у тёлок красной степной породы. Для них наиболее характерно увеличение ширины груди в 1,44 раза, глубины груди (1,27), обхвата груди за лопатками (1,26).

Это связано в первую очередь с генотипом и индивидуальными особенностями животных, которые по-разному реагируют на природно-климатические условия юга России, так как в процессе онтогенеза крупного рогатого скота реализуется генетическая информация, обуславливающая адаптационные способности животного в различных условиях внешней среды.

Правомерность такого заключения обоснована результатами комплексной оценки молодняка, проведенной в соответствии со стандартами пород (табл. 5).

Таблица 5. Комплексная характеристика тёлок 18-ти месячного возраста по живой массе, экстерьеру и телосложению (n=250)

Генотип

Живая масса, балл, класс

Выражен­ность типа телосложе­ния, балл

Оценка экстерьера конституции

Суммарный балл

± к max

Ранговое положе­ние

по шкале

итого­вый балл, класс

Красная степная

30, элита-рекорд

10

40

0

 

Герефорд­ская

30, элита

10

7

17, элита

47

-8

III

Абердин-ангусская

35, элита-рекорд

10

7

17, элита-рекорд

52

-3

II

Симентальская

35, элита-рекорд

10

10

20, элита-рекорд

55

0

 

Шаролезская

35, элита-рекорд

10

7

17, элита-рекорд

47

-8

III

В возрасте 18-ти месяцев молодняк всех изучаемых генотипов по показателям продуктивности (живой массы) соответствовал классу элита-рекорд.

Оценка экстерьера тёлок проводилась по двум методикам. Для красной степной породы она была проведена в соответствии с правилами бонитировки для молочных пород и учитывала комплекс признаков, характеризующих: общий вид животного и развитие, голова и шея, грудь, холка, спина, поясница, средняя часть туловища, зад, конечности и копыта. В итоге этой группе животных было присвоено 9 баллов.

Тёлки мясных пород за экстерьер и выраженность типа породы получили 15-17 баллов. У этого молодняка оценка снижена за развитие задней части туловища (окорока), так как недостаточно мясиста внутренняя часть ляжки. Всем генотипам за продуктивность присвоен высший балл. За телосложение, экстерьерные особенности молодняк красной степной породы получил 10 баллов.

Имеющиеся различия в типе телосложения и экстерьере среди тёлок мясных пород, отмечавшиеся ранее (табл. 4), повлияли на оценку экстерьера у опытных групп. Максимальный балл присвоен только симментальской породе. Молодняк абердин-ангусской породы занял второе место, герефордской, шаролезской - третье.

Анализ показателей свидетельствует о превосходстве высокорослых, интенсивных пород по живой массе, статям экстерьера. Следует отметить что полученные нами данные согласуются с мнением ученых ВНИИМС о том, что современная селекция, связанная с мясными породами скота, ориентирована на воспроизводство высокорослых с крупными формами телосложения животных, способных длительное время сохранять высокие среднесуточные приросты [5, 16].

Характерно, что на Кубани герефордская порода имеет довольно хорошие показатели развития как у ремонтных телок, так и у бычков, выращиваемых на мясо. Другая скороспелая порода - абердин-ангусская - значительно превышает отечественный стандарт, но несколько уступает герефордской породе. Это, на наш взгляд, объясняется тем, что стадо сформировано только за счет импортного поголовья, которое завершает первый этап адаптации к природно-климатическим условиям Краснодарского края [7, 8, 9, 10, 17].

Находясь в одинаковых паратипических условиях, молодняк кубанского типа красной степной породы во все возрастные периоды характеризовался хорошим развитием и значительно превышал стандарты породы, имел высокие показатели интенсивности роста в сравнении со сверстниками мясных пород [15, 22].

Эти различия к концу опыта характеризуют показатели роста животных и обусловлены возможностями реализации генотипа в конкретных условиях [12, 18, 19, 20, 21]. Также они имеют большое практическое значение, так как дают возможность проводить комплексную оценку животных, сопоставлять их со стандартами, рассчитывать производственные задания, селекционные программы, на определенный период и тем самым регулировать их выполнение.

Заключение. Таким образом, все выше приведенные нами данные свидетельствуют о том, что в условиях юга России развитие молодняка всех пород проходит успешно, а также и об исключительной оригинальности и ценности в племенном и хозяйственном отношении разводимого массива крупного рогатого скота как мясного, так и молочного направления продуктивности.

Список литературы:

  1. Аксенова П.В. Основные проблемы воспроизводства крупного рогатого скота в Ростовской области и пути их решения /П.В. Аксенова, А.М. Ермаков, И.Ю. Грушевский // Ветеринарная патология.- 2013. - N° 3 (45). - С.108-115.
  2. Амерханов Х. А. Правила и условия проведения бонитировки племенного крупного рогатого скота мясного направления продуктивности. / Х.А. Амер-ханов, И.М. Дунин, В.И. Шаркаев и др. / Москва. - ФГБНУ "Росинформагротех"- 2012. - 36 с.
  3. Анализ зараженности зернового сырья микотоксинами / И.Н. Хмара, А.Г Кощаев, А.В. Лунева, О.В. Кощаева // Сборник научных трудов Ставропольского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства.- 2013. - Т. 3. - N° 6. - С. 290-293.
  4. Влияние генофонда абердин-ангусского скота на рост, развитие и динамику живой массы бычков симментальской породы / Л.И. Кибалко, Н.И. Жереби-лов, С.П. Бугаев, Т.В. Матвеева // Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. - 2014. - N°5. - С. 56-59.
  5. Иванова О. В. Состояние племенной базы мясного скотоводства и дальнейшее совершенствование герефордского скота в Красноярском крае / О.В. Иванова, О.Н. Кошурина, Н.М. Ростовцева // Вестник Алтайского государственного университета. - 2014. - N°3 (113). - С.59-63.
  6. Кощаев А. Г. Естественная контаминация зернофуража и комбикормов для птицеводства микотоксинами / А.Г. Кощаев, И.Н. Хмара, И.В. Хмара // Труды Кубанского государственного аграрного университета. - 2013. - Т. 1. - N° 42.- С. 87-92.
  7. Кощаев А. Г. Здоровье животных - основной фактор эффективного животноводства / А.Г. Кощаев, В.В. Усенко, А.В. Лихоман // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс]. - Краснодар: КубГАУ, 2014. - N° 99. С. 201-210.
  8. Кощаев А. Г Использование биотехнологических методов воспроизводства для повышения экономической эффективности производства говядины / А.Г. Кощаев, И.В. Щукина // Ветеринария Кубани. - 2014. - N° 5. - С. 17-21.
  9. Кузнецова Т. И. Особенности развития экстерьера бычков герефордской породы при разном уровне кормления / Т.И. Кузнецова // Достижения науки и техники АПК. - 2010. - N°7. - С. 46-47.
  10. Опыт и перспективы использования сексированного семени для увеличения поголовья молочных коров на Кубани / В.В. Усенко, А.Г Кощаев, А.В. Ли-хоман, Р.Д. Литвинов // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс]. - Краснодар: КубГАУ, 2014. - N° 101. С. 953-967.
  11. Особенности технологии получения коагулятов из сока люцерны / А.Г Кощаев, О.В. Кощаева, С.Н. Николаенко, В.И. Харченко // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс]. - Краснодар: КубГАУ, 2014. - N° 95. - С. 720-728.
  12. Оценка биоресурсного потенциала высокопродуктивных коров при разных технологиях содержания / И.А. Шкуратова, О.В. Соколова, М.В. Ряпосова, И.М. Донник, О.Г Лоретц, М.И. Барашкин // Аграрный вестник Урала. - 2012.- N° 1. - С. 33-34.
  13. Повышение биоресурсного потенциала перепелов с применением гипохлорита натрия / А.Г. Кощаев, А.В. Лунева, Ю.А. Лысенко, О.В. Кощаева // Сборник научных трудов Ставропольского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства. - 2013. - Т. 3. - N° 6. - С. 135-138.
  14. Порядок и условия проведения бонитировки племенного крупного рогатого скота молочного и мясного направления продуктивности [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.mcx.ru.
  15. Применение моно- и полиштаммовых пробиотиков в птицеводстве для повышения продуктивности / А.Г. Кощаев ГВ. Кобыляцкая, Е.И. Мигина, О.В. Ко-щаева // Труды Кубанского государственного аграрного университета. - 2013. - Т. 1. - N° 42. - С. 105-110.
  16. Прохоров И. П. Рост, развитие и мясная продуктивность бычков симментальской породы и ее помесей с герефордской и шаролезской / И.П. Прохоров, В.Н. Лукьянов, А.Н. Пикуль // Известия ТСХА. - 2014. - выпуск 4. - С 74-89.
  17. Результаты внедрения сексированного семени в молочном скотоводстве Кубани / А.В. Лихоман, В.В. Усенко, Р.Д. Литвинов А.Г. Кощаев, // Ветеринария Кубани. - 2014. - N° 6. - С. 17-19.
  18. Тузов И. Н. Особенности роста и развития ремонтных телок кубанского типа красного скота / И.Н. Тузов, И.В. Щукина, А.В. Кузнецов // Труды Кубанского государственного аграрного университета. - 2007. - N°3 (7). - С. 127-131.
  19. Хмара И. В. Особенности сезонной контаминации микотоксинами зернового сырья и комбикормов в Краснодарском крае/ И.В. Хмара, А.Г. Кощаев // Ветеринария Кубани. - 2013. - N° 2. - С. 20-22.
  20. Щукина И. В. Научно-практическое обоснование использования инновационных технологий при организации рабочих площадок в мясном скотоводстве: монография / И.В. Щукина. - Краснодар: Изд-во КубГАУ, 2014. - 184 с.
  21. Экстерьер высокоинтенсивного молочного скота / С.В. Шаталов, В.С. Шаталов, В.К. Томилин, Я.В. Кочуева // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс]. - Краснодар: КубГАУ, 2013. - N°07(091). С. 732 - 741.
  22. Эффективность применения p-адреноблокатора анаприлина для предотвращения критической потери живой массы новотельных коров / А.Г. Кощаев, А.В. Лихоман, В.В. Усенко, Л.И. Баюров// Ветеринария Кубани. - 2014. - N° 4. - С. 22-25.

Резюме. В Краснодарском крае сформирован уникальный генофонд животных как молочного направления продуктивности, так и мясного. Для оценки ремонтных тёлок авторами было сформировано пять опытных групп: красная степная порода кубанского типа, герефордская, симментальская, абердин-ан-гусская, шаролезская. Были изучены основные хозяйственные, биологические и экстерьерные признаки. Авторами в ходе исследований установлено, что среди интенсивных пород, имеющих наибольшую живую массу на протяжении всего периода выращивания, в 8-ми месячном возрасте шаролезские телочки превосходили симментальских "сверстниц" на 17,4 кг. В годовалом возрасте симментальские тёлки опережали шаролезских на 9,2 кг, а в 15 месяцев - на 10 кг. Среди скороспелых пород наибольшей живой массой отличались герефордские тёлки. Установлено, что с возрастом животные становятся менее высоконогими, более растянутыми, широкотелыми и массивными. За период выращивания увеличиваются индексы: растянутости (на 9% - красная степная, 13,8% - шаролезская, 16,1% - герефордская); тазо-грудной (5,4% абердин-ангусская). При этом снижается индекс длинноногости красной степной - на 5,6%, шаролезской на 10,9%. Изучение линейного роста животных, подтверждает, что у животных мясных пород увеличение живой массы происходило за счет удлинения туловища (1,25-1,30) и увеличения ширины таза (1,34-1,47) и груди (1,37-1,57). Несколько иную картину мы наблюдаем у тёлок красной степной породы. Для них наиболее характерно увеличение ширины груди в 1,44 раза, глубины груди (1,27), обхвата груди за лопатками (1,26). Это связано в первую очередь с генотипом и индивидуальными особенностями животных, которые по-разному реагируют на природно-климатические условия юга России, так как в процессе онтогенеза крупного рогатого скота реализуется генетическая информация, обуславливающая адаптационные способности животного в различных условиях внешней среды.

Ключевые слова: мясной скот, стандарт породы, шароле, симментальская, абердин-ангусская, герефордская, красная степная порода, кубанский тип, ремонтный молодняк, живая масса, производство говядины.

Сведения об авторах

Щукина Ирина Владимировна, кандидат сельскохозяйственных наук, доцент кафедры биотехнологии, биохимии и биофизики ФГБОУ ВПО "Кубанский государственный аграрный университет"; 350044, г. Краснодар, ул. Калинина, 13; тел.: 8 (861) 221-57-84; e-mail: iv_shukina@mail.ru.

Ответственный за переписку с редакцией: Кощаев Андрей Георгиевич, доктор биологических наук, профессор, проректор по научной работе ФГБОУ ВПО "Кубанский государственный аграрный университет"; 350044, г. Краснодар, ул. Калинина, 13; тел.: 8 (861) 221-57-84; e-mail: kagbio@mail.ru.

 

 
2011 © Ветеринария Кубани Разработка сайта - Интернет-Имидж