rus eng
Архив номеров / Номер 1, 2020 год Распечатать

Гиподерматоз крупного рогатого скота на территории Ставропольского края: распространение, патогенез, ветеринарно-санитарная оценка продуктов убоя

УДК 619:616.995.773.4:636.2.2/.28
DOI 10.33861/2071-8020-2020-1-7-10

Толоконников В.П. ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный
аграрный университет», г. Ставрополь
Марченко В.В. член-корреспондент РАН
Викулова Л.С. ФГБНУ «ВНИИ ветеринарной санитарии, гигиены и экологии», г. Москва
Чепелева О.Д., Соколова В.С. ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный
аграрный университет», г. Ставрополь

Введение. Животноводство занимает важное место в структуре агропромышленного комплекса Российской Федерации. Оно обеспечивает население мясом, молоком, кожевенной продукцией, является источником ценных органических удобрений. Природно-климатический потенциал России в целом благоприятен для развития высокопродуктивного животноводства. В ближайшей перспективе в нашей стране планируется увеличение численности дойного стада, создание крупномасштабной отрасли мясного скотоводства. Фактором, сдерживающим успешное развитие животноводства, являются заразные болезни, в том числе гиподерматоз крупного рогатого скота, имеющий широкое распространение на территории Ставропольского края и наносящий животноводству ощутимый экономический ущерб. У инвазированных животных снижается мясная и молочная продуктивность, рождается ослабленный молодняк, который легко подвергается заболеваниям заразной и незаразной этиологии. Успешное решение проблемы гиподерматоза возможно только при внедрении в ветеринарную практику эффективной системы лечебно-профилактических мероприятий, обоснованной по срокам их проведения.

Материалы и методы исследований. Изучали распространение гиподерматоза крупного рогатого скота в хозяйствах разных форм собственности. Учитывали ход метеорологической активности в разных природно-климатических зонах Ставропольского края, суточную и сезонную активность, территориальное распределение насекомых этих видов в биотопах, экологическую валентность имаго и преима-гинальных фаз кожных оводов. Проводили клинический осмотр животных при содержании на пастбищах и животноводческих фермах.

Определяли сроки развития преимагинальных фаз кожных оводов в организме хозяина, учитывали экстенсивность и интенсивность гиподерматозной инвазии. Контролировали время формирования желваков у инвазированных животных и выхода личинок третьей стадии в окружающую среду для окукливания. Изучали динамику раневого процесса в местах локализации паразитирующих личинок кожных оводов.

Результаты исследований и их обсуждение. Важность проблемы гиподерматоза крупного рогатого скота предопределила необходимость проведения фундаментальных исследований в области таксономии, биологии, популяционной экологии, фенологии возбудителей гиподерматоза на обширной территории бывшего СССР [3, 4, 5, 6, 10, 14]. Полученные результаты исследований создали предпосылки для разработки эффективных средств и методов борьбы с гиподерматозом [1, 7, 8, 11, 12, 13, 15, 16].

В процессе исследований нами было установлено, что гиподерматоз крупного рогатого скота имеет широкое распространение во всех природно-климатических зонах Ставропольского края. Заражаются животные всех половозрастных групп, чаще молодняк, экстенсивность инвазии варьирует в пределах 12-38%. Продолжительность развития личинок в организме хозяина достигает 6-9 месяцев. Интенсивность инвазии составляет 1-2 - 55-60 экземпляров личинок на одно животное. Изучение эпизоотической ситуации по гиподерматозу выполняли на основе прогноза региональных климатических изменений, которые всегда учитываются при долгосрочном планировании хозяйственной деятельности. Отмечено, что в 80-х годах ХХ века глобальное потепление климата рассматривалось как один из возможных сценариев будущих климатических изменений. В настоящее время потепление климата на юге Российской Федерации - реальность, оказывающая прямое или опосредованное воздействие на состояние природных биотопов, экосистем, хозяйственную деятельность человека.

По данным МГЭИК и Росгидромета [2, 9], в период до 2050 года на территории Европейской части России прогнозируется повышение средней температуры. Оно будет более выраженным, чем в среднем по суше Северного полушария, и только на Северном Кавказе не превысит среднего уровня изменений [2]. В горных и предгорных районах северо-западного Кавказа прогнозируется существенная перестройка структуры естественного растительного покрова, по субсредиземноморскому типу [2].

Только в период с 2006 по 2016 годы на территории Российской Федерации потепление климата происходило примерно в 2,5 раза интенсивнее, чем в среднем по Земному шару и составило 0,45°С.

Насекомые, как пойкилотермные организмы, не могут не реагировать на изменения температуры окружающей среды. Интенсивность их реакций зависит от биологического цикла развития, морфологических, экологических, фенологических особенностей, характера трофических связей. Реакции членистоногих на изменение климата демонстрируются возрастанием численности их популяций, изменением морфологических признаков, поведенческих реакций в структуре сообществ.

В последние годы в южных регионах России зарегистрировано расширение границ ареала популяций вредных членистоногих, паразитирующих на человеке и животных, обусловленное потеплением климата, которое делает северные районы более благоприятными для теплолюбивых животных. Проводимые в Российской Федерации социально-экономические преобразования характеризуются формированием новых форм собственности, концентрацией населения в городах, увеличением масштабов и усложнением инфраструктуры населенных пунктов. Процессы урбанизации сопровождаются привлечением к населенным пунктам многих систематических групп животных, в том числе зоофильных насекомых. Расширение границ ареала членистоногих сопровождается увеличением интенсивности их контактов с человеком и животными, возрастанием эпидемиологической и эпизоотической опасности. Видовой состав синантропных членистоногих пополняется зоофильными, формируются новые их ассоциации, активность которых опосредуется условиями окружающей среды.

Ставропольский край, расположенный на северном склоне Большого Кавказа, в центральной части Предкавказья, представляет собой возвышенности и степи. Климат умеренный континентальный.

Зимой температура воздуха не опускается на равнине ниже -5°С, летом не достигает абсолютного максимума. Резкие потепления часто превращают зиму в начало весны. Температуру в пределах -10 - -17°С регистрируют в январе - начале февраля. В марте температура воздуха достигает +3°С, апреле +8 - +10°С, мае +15°С. Проследить границу между зимой и весной сложно.

Летом количество осадков в регионе увеличивается к середине сезона. На июль приходится большая их часть. Средняя температура летом варьирует в пределах +22 - +25°С.

Осенью (в сентябре-октябре) температура ниже, чем летом, заморозки отсутствуют, осенний сезон сухой, влажность не достигает пика и носит размеренный и постоянный характер. Климат Ставропольского края холоднее в сравнении с Краснодарским краем или Ростовской областью. С учетом вышеизложенного возникает необходимость уточнения сроков проведения лечебно-профилактических мероприятий против гиподерматоза в этом регионе.

Правилами по борьбе с подкожными оводами и профилактике гиподерматоза крупного рогатого скота (с изменениями на 29 декабря 2005 года), пунктом 6.3 Приказа Министерства сельского хозяйства № 514 от 16 ноября 2004 года определено, что проведение осенних профилактических мероприятий против гиподерматоза необходимо осуществлять в октябре-декабре. Обрабатывать необходимо все поголовье в хозяйствах всех категорий. Вновь поступивших в хозяйства животных необходимо подвергать обработкам в период карантина независимо от времени года. Для обработки животных применяют зарегистрированные и сертифицированные в установленном порядке препараты системного действия, обеспечивающие гибель в организме хозяина не менее 99% личинок овода. В Ставропольском крае активность энтомофауны сохраняются до середины января, в Краснодарском крае активность насекомых отдельных видов продолжается в течение всего календарного года.

В процессе исследований регистрировали сроки лёта кожных оводов в Ставропольском крае в течение весенне-летнего и осеннезимнего периодов. Установлено, что начало лёта оводов в крае приходится на 3-4 декады марта - первую декаду апреля, а завершение на 2-3, 3-4 декады декабря - первую декаду января. Определяли пороговые значения отрицательной температуры, при которой наступает тотальная гибель имаго H. bovis и H. lineatum (табл. 1).

Таблица 1. Параметры экологической валентности оводовых мух

Показатели активности имаго

Температура, °С

Имаго H. bovis, экз.

Имаго H. lineatum, экз.

Весенняя генерация

Летняя генерация

Весенняя генерация

Летняя генерация

Количество имаго, экз.

Из них выжило, экз.

Количество имаго, экз.

Из них выжило, экз.

Количество имаго, экз.

Из них выжило, экз.

Количество имаго, экз.

Из них выжило, экз.

Холодовое оцепенение

0

33

13

37

4

39

9

42

2

Летальный исход

-2

39

1

44

0

41

0

43

0

-3

39

0

40

0

37

0

42

0

Установлено, что кратковременное (в течение одних суток) снижение температуры окружающей среды в биотопе до -1°С (весенние, осенние заморозки) не оказывает на оводовых мух губительного действия. В последующем (через одни сутки) при повышении температуры окружающей среды их активность восстанавливалась.

При снижении температуры окружающей среды до -2°С (в течение 1 суток) у имаго H. bovis и H. lineatum наблюдали холодовое оцепенение, часть особей погибало. Гибель имаго H. bovis весеннего выплода составляла 43%, летнего - 85%, H. lineatum, соответственно, - 53% и 91%.

При снижении температуры (в течение двух суток) до -2°С, гибель имаго H. bovis весеннего выплода составляла 95%, летнего - 100%. Количество погибших имаго H. lineatum весеннего и осеннего вып-лода составляло 100%.

Тотальную гибель имаго H. bovis и H. lineatum (независимо от времени их выплода) регистрировали при стойком снижении температуры до -3°С в течение двух суток, что, по нашему мнению, является пороговым значением выживания природных популяций оводовых мух и определяет время начала проведения лечебно-профилактических мероприятий против гиподерматоза в зоне содержания животных.

Патоморфологические изменения при гиподерматозе. При заражении крупного рогатого скота личинками первой стадии кожного овода клинические признаки у животных характеризовались беспокойством, расчесами, зудом, отказом от корма.

При послеубойном исследовании туш и внутренних органов крупного рогатого скота выявляли по ходу миграций паразитов тонкие темные полосы, незначительные кровоизлияния в спинномозговом канале. В инвазированных участках пищеводов, регистрировали очаги катарального воспаления, незначительную отечность. В завершающей стадии метаморфоза, при выходе личинок в окружающую среду для окукливания, паразиты нарушали целостность кожного покрова организма хозяина.

При гистологических исследованиях диагностировали множественную перфорацию всех слоев кожи: глубокого подкожного, основы кожи - дермы, эпидермиса (рисунок 1).

Рис. 1. Перфорация кожного покрова личинками кожного овода. Полиморфноядерная лейкоцитарная инфильтрация пораженных тканей, наличие кровеносных сосудов в грануляционной ткани, открывающихся в просвет раневого дефекта (окраска гематоксилин-эозином, х100)

Определили, что патоморфологические изменения в местах перфорации кожного покрова характеризуются:

  • формированием деструктивного процесса, отеком прилегающих тканей; дезорганизацией стромы и структурных элементов; циркуляторными расстройствами, полнокровием, формированием эритроцитарных стазов (рисунок 2);
  • агрегацией эритроцитов; периваскулярными кровоизлияниями, гидропической дистрофией клеточных элементов, некрозом тканей, полиморфноядерной лейкоцитарной инфильтрацией, наличием кровеносных сосудов в грануляционной ткани, открывающихся в просвет раневого дефекта (рисунок 3).

Рис. 2. Картина деструктивного процесса с отеком прилегающих тканей, дезорганизацией стромы и структурных элементов, циркуляторных расстройств, локализацией фибробластов и фиброцитов вокруг кровеносных сосудов (окраска гематоксилин-эозином, *200)

Рис. 3. Эритроцитарные стазы, агрегация эритроцитов, периваскулярные кровоизлияния, гидропическая дистрофия клеточных элементов, некроз тканей (окраска гематоксилин-эозином, *100)

После выхода паразитирующих личинок из организма хозяина в местах перфорации кожного покрова диагностировали незначительную отечность. Заживление раневого дефекта характеризовалось процессом свертывания излившейся крови, лимфы и тканевой жидкости, которые подсыхали с образованием струпа. Заживление проходило по типу первичного в сроки от 6 до 8 суток, «самостоятельно». Предпосылками являлись небольшой диаметр раневого дефекта, отсутствие кровотечения, плотное соприкосновение краев раны через 1-2 суток после выхода личинок. После отторжения струпа открывался покрытый эпителием свежий рубец. Признаков воспаления при таком типе заживления не наблюдали.

Проводили послеубойные исследования прочности кожи на разрыв. Установили, что прочность кожи у выздоровевших животных субъективно восстанавливалась через шесть месяцев. Следует отметить, что на кожевенных предприятиях количество выбракованных шкур, полученных от переболевших гиподерматозом животных составляет 7-11%.

Ветеринарно-санитарная оценка продуктов убоя при гиподерматозе крупного рогатого скота:

  • годным без ограничений считают сырье, полученное от животных с низким уровнем интенсивности оводовой инвазии;
  • к обезвреживанию допускают продукты убоя, полученные от животных с высоким уровнем интенсивности инвазии, но без признаков истощения, дистрофических изменений и генерализации инвазионного процесса;
  • не допускаются к использованию продукты убоя с наличием дегенеративных изменений в мышцах, клинических признаков истощения, стойкого изменения цвета тканей, наличием участков некротических поражений, несвойственных запахов с признаками гнилостного разложения;
  • результаты послеубойной ветеринарно-санитарной экспертизы обозначаются клеймами, которые наносятся на туши, субпродукты и другие продукты переработки убойных животных в установленном порядке;
  • сроки убоя животных, обработанных тем или иным препаратом, указаны в инструкции по его применению;
  • при зачистке пораженных оводами туш на мясокомбинатах выбраковывается от 0,2 до 7 кг мяса. Потери кожевенного сырья составляют 8% шкур.

Выводы:

1. Гиподерматоз крупного рогатого скота имеет повсеместное распространение в Ставропольском крае. Экстенсивность инвазии у животных в хозяйствах разных форм собственности составляет 12-38%, интенсивность - 1-2 - 55-60 экз./гол.

2. Приведенные данные потепления климата в Ставропольском крае, могут быть использованы при составлении баз данных и кадастров беспозвоночных, определении границ ареалов исследуемых видов, выявлении направленности изменения фаун вследствие глобального потепления климата.

3. В условиях потепления климата, с учетом показателей экологической валентности имаго кожных оводов, рекомендуется проведение корректировки сроков проведения лечебно-профилактических мероприятий против гиподерматоза в зоне содержания животных.

4. Гистоморфологические изменения при гиподерматозе демонстрируются перфорацией кожного покрова, формированием деструктивного процесса, отеком прилегающих тканей; дезорганизацией стромы и структурных элементов; агрегацией эритроцитов; периваскулярными кровоизлияниями, гидропической дистрофией клеточных элементов, некрозом тканей, полиморфноядерной лейкоцитарной инфильтрацией пораженных органов и тканей, наличием кровеносных сосудов в грануляционной ткани, открывающихся в просвет раневого дефекта. Заживление проходит по типу первичного в сроки от 6 до 8 суток.

Список литературы:

  1. Аверсект-3 при гиподерматозе животных в период лактации / В. А. Дриняев [и др.] // Ветеринария. - 2002. - № 5. - С. 30-33.
  2. Акатов П. В. Региональные последствия глобального потепления - прогноз для Адыгеи и Краснодарского края // Экологический вестник Северного Кавказа. Т. 12. №1.
  3. Благовещенский, Д. И., Павловский Е.Н. К биологии кожного овода (Н. bovis De Geer) и меры борьбы с ним / Д. И. Благовещенский, Е. Н. Павловский // Изд. прикладной энтомологии. - 1930. - Т. 4. - С. 371-399.
  4. Благовещенский, Д. И. К биологии кожного овода и организация борьбы с ним в Закавказье / Д. И. Благовещенский, Г. В. Сердюкова // Паразитологический сб. / Зоологический институт АН СССР, 1936. - С. 291-311.
  5. Бреев, К. А. Новые данные о миграции личинок первой стадии Н. bovis De Geer в организме хозяина / К. А. Бреев // Паразитологический сб. АН СССР. - 1967. - 23. - С. 121
  6. Болезни животных, вызываемые оводами / А. А. Непоклонов, Т. Хипе, X. Шплистезер, Ц. Дорж. - М., 1980. - 260 с.
  7. Внутрикожное введение авермектинов при паразитарных болезнях молочного стада / В. А. Дриняев [и др.] // Ветеринария, - 2006. - № 1. - С. 33-36.
  8. Волков, Ф. А. Авермектины и милбецины в ветиринарной и медицинской практике / Ф. А. Волков, Е. Ф Волкова, К. Ф. Волков. - Новосибирск, 2000. - 43 с.
  9. Второй оценочный доклад Росгидромета об изменениях климата и их последствиях на территории Российской федерации. М.: Росгидромет. 2014. 58 с.
  10. Грунин К.Я. Подкожные оводы. Фауна СССР, двукрылые насекомые / К. Я. Грунин. - М. ; Л. : АН СССР, 1962. - Т. 19, вып. 4. - С. 95.
  11. Ивермаг при паразитозах крупного рогатого скота / В. П. Хлопицкий, В. В. Воронкова, Р. Т. Сафиуллин, В. П. Попов // Ветеринария. - 2006. - №4. - С. 27-30.
  12. Конюхов, А. В. Аверсект-2 ВК при паразитарных болезнях крупного рогатого скота / А. В. Конюхов // Ветеринария. - 2006. - № 6. - С. 6 - 7.
  13. Куничкин, Г. И. Подкожные оводы крупного рогатого скота и меры борьбы с ними / Г. И. Куничкин // Ветеринария. - 1984. - № 11. - С. 34-42.
  14. Мамаев Н.Х. Краевая эпизоотология, иммуно-биологическая реактивность организма животных при гиподерматозе и разработка мер борьбы с ним в Дагестане : автореф. дис. ... д-ра вет. наук / Н. X. Мамаев. - М., 1971. - 31 с.
  15. Непоклонов, А. А. Оздоровление стад крупного рогатого скота / А. А. Непоклонов // Ветеринария. - 2002. - № 10. - С.
  16. Ямов, В. З. Гиподерматоз крупного рогатого скота / В. З. Ямов // Ветеринария. - 1981. - № 4. - С. 44-47.

Резюме. В статье представлены сведения о распространении гиподерматоза среди крупного рогатого скота в Ставропольском крае. Доказано, что данная патология имеет широкое распространение в данном регионе. Поражается от 12% до 38% животных от общего количества обследованного поголовья. На крупном рогатом скоте паразитируют обыкновенный подкожный овод (строма) Hypoderma bovis de Geer и южный подкожный овод (пищевод-ник) Hypoderma lineatum de Villers. Видовое соотношение оводов составляет: Hypoderma bovis (de Gee - 61,1%, Hypoderma lineatum de Villers - 38,9%). Заболевание имеет широкое распространение во всех природно-климатических зонах Ставропольского края. Заражаются животные всех половозрастных групп, но чаще поражается молодняк. Определена линейная связь показателей трансформации климатических условий в Ставропольском крае, распространения гиподерматоза и сроков проведения лечебно-профилактических мероприятий. Авторами доказано, что полная гибель имаго H. bovis и H. lineatum (независимо от времени их выплода) отмечается при снижении температуры до -3°С в течение двух суток. Таким образом, данная температура определяет время начала проведения лечебно-профилактических мероприятий против гиподерматоза в зоне содержания животных. При анализе гистоморфологических изменений, вызываемых H. bovis и H. lineatum в организме крупного рогатого скота наблюдается перфорация кожного покрова, отек прилегающих тканей; дезорганизация стромы и структурных элементов; агрегация эритроцитов; кровоизлияния, гидропическая дистрофия клеточных элементов, некроз тканей, полиморфноядерная лейкоцитарная инфильтрация пораженных органов и тканей. Представлены данные по патогенезу, проведен анализ экономического ущерба и ветеринарно-санитарная оценка продуктов убоя крупного рогатого скота при гиподерматозе.

Ключевые слова: гиподерматоз, подкожный овод, паразитирующие личинки, крупный рогатый скот, биотоп, популяции, паразитарная система, экологические факторы, экономический ущерб, ветеринарно-санитарная оценка.

Сведения об авторах:

Марченко Вячеслав Вячеславович, доктор сельскохозяйственных наук, член-корреспондент РАН; 355000, Ставропольский край, г. Ставрополь, ул. Старомарьевкое шоссе, 34; тел.: 8-918-8736210; е-mail: vmedelika@mail.ru.

Викулова Людмила Сергеевна, аспирант ФГБНУ «Всероссийский научноисследовательский институт ветеринарной санитарии, гигиены и экологии»; 123022, г. Москва, Звенигородское шоссе, д. 5; тел.: 8-977-7274728; e-mail: sarmat@list.ru.

Чепелева Ольга Дмитриевна, аспирант кафедры паразитологии и вет-санэкспертизы, анатомии и патанатомии им. профессора С.Н.Никольского ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный аграрный университет»; 355019, г. Ставрополь, ул. Серова, 523; тел.: 8-919-7327553; e-mail: 4epeleva@mail.ru.

Соколова Виктория Сергеевна, аспирант кафедры паразитологии и вет-санэкспертизы, анатомии и патанатомии им. профессора С.Н.Никольского ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный аграрный университет»; 355019, г. Ставрополь, ул. Серова, 523; тел.: 8-988-7496593; e-mail: sokolovavika1996@yandex.ru.

Ответственный за переписку с редакцией: Толоконников Василий Петрович, доктор ветеринарных наук, профессор кафедры паразитологии и ветсанэкспертизы, анатомии и патанатомии им. профессора С.Н.Никольского, научный сотрудник учебно-научной лаборатории ветеринарии и ветеринарно-санитарной экспертизы ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный аграрный университет»; 355019, г. Ставрополь, ул. Серова, 523; тел.: 8-962-4534021; e-mail: w.tol@mail.ru.

 

   
2011 © Ветеринария Кубани Разработка сайта - Интернет-Имидж