rus eng
Архив номеров / Номер 1, 2015 год Распечатать

Злокачественная катаральная горячка крупного рогатого скота

Мищенко А.В., Фомина С.Н., Мищенко В.А. ФГБУ "ВНИИЗЖ", г. Владимир
Джаилиди Г.А. государственное управление ветеринарии Краснодарского края, г. Краснодар
Шевкопляс В.Н. Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору Российской Федерации, г. Москва
Черных О.Ю., ГБУ КК "Кропоткинская краевая ветеринарная лаборатория", г. Кропоткин

В последнее время участились спорадические случаи заболевания крупного рогатого скота проявляющегося угнетением, отказом от корма, лихорадкой, обильным истечением с носовой и ротовой полостей, воспалением слизистой оболочки ротовой и носовой полостей, конъюнктивитами и нервными явлениями. Заболевание, как правило, регистрировалось в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ), где крупный рогатый скот содержался совместно с овцами. Как правило, заболевший крупный рогатый скот погибал. Характерной эпизоотологической особенностью заболевания было отсутствие контагиозности среди поголовья. В зонах высокого риска заноса вируса ящура, как правило, у больных животных подозревали ящур. При эпизоотологическом обследовании таких животноводческих хозяйств было установлено, что ветеринарные специалисты в основном ориентировались на наиболее характерные для ящура клинические признаки как угнетение, отказ от корма и обильное слюнотечении.

Анализ зарегистрированных ошибок при клинической диагностике ящура у крупного рогатого скота на территории СССР (1975-1991 г. г.) и Российской Федерации (1992-2014 г.г.) свидетельствуют о том, что из 102 случаев ошибок у 20,6% за ящур были приняты клинические признаки и патологоанатомические изменения, выявляемые при злокачественной катаральной горячке крупного рогатого скота [5]. Заболевание было зарегистрировано во всех федеральных округах России.

Злокачественная катаральная горячка - спорадическая, острая инфекционная болезнь крупного рогатого скота, характеризующаяся, как правило, отказом от корма, высокой температурой (до 42°С), воспалением слизистой оболочки ротовой и носовой полостей, обильным истечением из ротовой и носовой полостей, конъюнктивитами, кератоко-нъюктивитами и нервными явлениями.

Клиническое проявление злокачественной катаральной лихорадки обусловлено особенностями патогенеза. После заражения вирус размножается в лимфоидной ткани лимфатических узлов, пейеровых бляшек, в центрах размножения лимфоцитов в селезенки. В начальный период болезни малые лимфоциты разрушаются и исчезают из лимфоузлов, селезенки и пейеровых бляшек, а макрофаги фагоцитируют остатки клеток. В результате этого лимфоидная ткань всего организма стимулируется и вырабатывает лимфоциты и среднего размеров. Недифференцированные клетки скапливаются вокруг мелких сосудов, в основном венул. Эти васкулярные изменения приводят к недостаточному питанию окружающих клеток, включая эпителий пищеварительного тракта. Все это приводит к образованию множественных эрозий в ротовой полости и других органах пищеварения. В цитоплазме эпителиальных клеток носовой полости, глотки, конъюнктивы и других органов были обнаружены вирусные тельца включения [6].

На первом этапе болезни выявляется повышение температуры тела (40-42°С), угнетение, отказ от корма, затрудненное дыхание. У больных животных отмечается обильное пенистое слюнотечение, общая слабость, мышечная дрожь, пугливость, настороженность и коматозное состояние. Характерной особенностью пенистого истечения из ротовой полости является высокая стабильность, что позволяет обслуживающему персоналу быстро выявлять больных животных. Болезнь, как правило, проявляется остро. Слизистая оболочка ротовой полости набухшая, горячая, темно-красного цвета. На внутренней поверхности десен, губ, твердого неба и языка образуются крупозно-дифтеритические наложения, после удаления, которых обнажаются кровоточащие эрозии. Из носовой полости выделяются серозно-слизистые, а иногда с примесью крови и отторгнутого эпителия, истечения гнилостного запаха. Экссудат вытекает из ноздрей вязкими нитями. Выделяющийся секрет засыхает вокруг крыльев носа в виде бурых корочек. Слизистая оболочка носа воспалена, темно-красного цвета. Носовое зеркало сухое и горячее, появляются эрозии, трещины. У больных животных развивается лейкопения, так как репродукция вируса происходит в лимфоидных клетках [9]. У больных животных развиваются менингиты [1, 2, 3]. Поражение глаз начинается со светобоязни, опухания век, гиперемии слизистых оболочек (конъюнктива приобретала красный, затем фиолетово- красный цвет).

Ряд исследователей считают, что патогномоничными признаками острой формы злокачественной катаральной горячки крупного рогатого скота, служащими основанием для постановки диагноза, являются помутнение роговицы глаз, изъязвление носогубного зеркала и слизистых оболочек носовой и ротовой полостей и дифтеритические наложения на них [4, 6]. Однако, указанные клинические признаки проявляются на поздних стадиях болезни, а ветеринарные специалисты ориентируются на первые симптомы болезни, чаще всего на обильную саливацию, что приводит к постановке ложноположительного диагноза на ящур. Важной эпизоотологической особенностью является отсутствие контагиозности среди крупного рогатого скота при общности пастбищных и стойловых условий, так как болезнь не передается при непосредственном контакте. Все это является свидетельством того, что крупный рогатый скот не может быть естественным хозяином возбудителя [6]. Предполагают, что главным носителем возбудителя служат животные других видов (главным образом овцы, козы или дикие парнокопытные), а крупный рогатый скот является эпизоотологическим тупиком [3, 8]. В тоже время ряд исследователей считают, что возбудитель передается и аэрогенным путем, с кормом, питьевой водой [4]. При злокачественной катаральной горячке отсутствует сезонность, так как болезнь регистрируется в любое время года, что позволяет исключить участие кровососущих насекомых в качестве переносчиков.

Заболевание было диагностировано во все периоды года, но чаще всего весной, летом, осенью и иногда ранней зимой. Вероятно, это зависит от системы ведения животноводства, то есть при экстенсивном способе ведения животноводства с круглогодичным свободным (не контролируемым) выпасом жвачных животных всех видов.

Гибель животных чаще всего регистрируется через 20-36 часов. Летальность при злокачественной форме болезни достигает 90-100% [7].

В пробах патологического материала от павшего или вынуждено убитого больного крупного рогатого скота был обнаружен лимфот-роп-ный герпесвирус, отнесенный к роду Radinivirus подсемейства Gammaherpesvirinae. Выделенный возбудитель оказался идентичным герпесвирусу овец 2 типа и Alcelaphine herpesvirus 1 [7, 11, 12, 14]. Отечественные исследователи выделенный вирус относят к группе герпе-свирусов крупного рогатого скота 3 типа [4, 6, 9].

Многие исследователи считают, что источником возбудителя являются овцы, так как болезнь возникала после контакта восприимчивого крупного рогатого скота с овцами - вероятными носителями вируса [1, 3, 6, 8, 10]. Важной эпизоотологической особенностью злокачественной катаральной горячки является отсутствие контагиозности при общности пастбищных и стойловых условий, так как болезнь не передается при непосредственном контакте. Все это является свидетельством того, что крупный рогатый скот не может быть естественным хозяином возбудителя [3]. Предполагают, что главным носителем возбудителя служат животные других видов (главным образом овцы, козы или дикие парнокопытные), а крупный рогатый скот является эпизоотологическим тупиком [6, 8].

При выяснении источников и механизмов заражения крупного рогатого скота в Забайкальском крае и Республики Бурятия было установлено, что общим эпизоотологическим признаком было то, что одном из хозяйств заболевшие животные содержались в одном загоне под навесом с овцами. В другом хозяйстве клинические признаки были замечены через 10-12 дней после контакта с овцами [6]. Считается, что до настоящего времени не установлены анатомические точки внедрения вируса в организм крупного рогатого скота [3, 13].

Диагноз на злокачественную катаральную горячку ставится на основании данных эпизоотологического обследования, клинических признаков болезни, патологоанатомических изменений и результатов лабораторных исследований.

При дифференциальной диагностике исключают ящур, инфекционный ринотрахеит, вирусную диарею, отравления, лептоспироз, бешенство и листериоз [1, 2, 10].

Трудности при диагностике злокачественной катаральной горячки связаны с отсутствием доступных для обычных районных ветеринарных лабораторий средств и методов лабораторной диагностики.

Ряд исследователей считают, что большое значение в возникновении играют резкие перемены погоды, особенно влажный холод, а также погрешности в кормлении и другие факторы, приводящие к ослаблению резистентности организма животных [1].

Сотрудниками ВНИЯИ (ВНИИЗЖ) при обследовании животноводческих хозяйств с животными, подозреваемыми в заболевании ящуром, было установлено, что в ряде случае заболевание возникало у крупного рогатого скота больного бабезиозом, фасциолезом, инфицированным вирусами инфекционного ринотрахеита и вирусной диареей, а также при хроническом отравлении.

Наряду с этим в ряде случаев заболеванию предшествовала плановая профилактическая вакцинация против ящура, пастереллеза и других инфекций. Было установлено, что ошибки при клинической диагностике злокачественной катаральной лихорадки произошли в основном в регионах неблагополучных по ящуру, где обследование проводили недостаточно подготовленные для этой цели ветеринарные специалисты. В большинстве случаев ветеринарные работники ориентировались на обильное и длительное слюнотечение, а также длительное время сохранности выделенной слюны в виде пены. Все вышеуказанное свидетельствует о необходимости учета злокачественной катаральной горячки при клинической диагностике ящура.

Список литературы:

  1. Патологоанатомическая диагностика болезней крупного рогатого скота /А.В. Акулов, В.М. Апатенко, Н.И. Архипов и др.; Под ред. В.П. Шишкова и др.- М.: Агропромиздат, 1987,153- 158.
  2. Патологоанатомическая диагностика вирусных болезней животных: Справочное издание/ Н.И. Архипов, С.Ф. Чевелев, ГИ. Брагин и др.: Под ред. Н.И. Архи-пова.-М.: Колос, 1984, 64- 66.
  3. Дженсен Р., Маккей Д. Болезни крупного рогатого скота при промышленном откорме. М.: Колос, 1977, 22-28.
  4. Закутский Н.И., Хухоров И.Ю., Жестерев В.И. и др. Герпесвирусные болезни животных, Владимир/Покров. "Фолиант",2003,88- 96.
  5. Мищенко А.В., Мищенко В.А., Джаилиди ГА. и соавт. Ошибки при клинической диагностике ящура у крупного рогатого скота // Ветеринария Кубани, 2014,1, 22-23.
  6. Муруева ГБ. Эпизоотологические и клинические особенности злокачественной катаральной горячки крупного рогатого скота при экстенсивном ведении животноводства// Вестник Бурятской государственной сельскохозяйственной академии им. В.Р. Филиппова, 2013, 3. 24-29.
  7. Инфекционная патология животных:/ Под ред. А.Я. Самуйленко, Б.В. Соловьева, Е.А. Непоклонова, Е.С. Воронина.-М.: ИКЦ "Академкнига", 2006, Т.1.,687-691.
  8. Сюрин В.Н., Фомина Н.В. Частная ветеринарная вирусология: Справочная книга.- М.: Колос, 1979,70- 72.
  9. Юров К.П., Шуляк А.Ф. Герпесвирусы - возбудители массовых заболеваний КРС // Ветеринария,1998,11,10-12.
  10. Шевченко А.А., Шевченко Л.В., Зеркалев Д.Ю., Черных О.Ю., Джаилиди Г.А. Учебное пособие. Профилактика и мероприятия по ликвидации злокачественной катаральной горячки. Краснодар: Куб ГАУ, 2013, 14с.
  11. Malraux A. The family Herpesviridae: an update// Arch. Virol., 1992, 123, 425-449.
  12. Mirangi P.K. Kangee F. M. Diagnosis of malignant catarrhal fever using the polymerase chain reaction // Veterinary Record, 1999, 6,558-559.
  13. Plowright W Malignant catarrhal fever virus// Virus infections of ruminants. Edited by Z. Dinter and B. Morein. Elsevier science, Amsterdam- Tokyo, 1990, 123 - 150.
  14. Li H., Dyer N., Keller J. et all. Newly recognized herpesvirus causing malignant catarrha white-tailed deer (Odocoileus virginianus) // J. Clin. Microbiol. 2000, 38(40), 1313 -1318.

Резюме.

В статье приведены данные о часто регистрируемом спорадическом остром инфекционном заболевании крупного рогатого скота - злокачественной катаральной горячке. Характерной эпизоотологической особенностью заболевания было отсутствие контагиозности среди поголовья крупного рогатого скота. Наиболее часто болезнь регистрируется в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ), где крупный рогатый скот содержится совместно с овцами и козами. У больного крупного рогатого скота были отмечены следующие клинические признаки: угнетение, обильное слюнотечение, истечение с носа, нервные явления, отказ от корма, высокая температура, конъюнктивит, воспаление слизистых оболочек ротовой и носовой полостей. Как правило, больные животные погибали. У овец и коз патологических изменений не регистрировали. При осмотре больных животных ветеринарные специалисты подозревали заболевание ящуром. Особые трудности возникали с клинической диагностикой заболевания в буферной противоящурной зоне, то есть в зоне систематической вакцинации против ящура. При обследовании животноводческих хозяйств с животными, подозреваемыми в заболевании ящуром, было установлено, что в ряде случаев злокачественная катаральная горячка возникала у крупного рогатого скота, больного бабезиозом, фасциолезом, инфицированным вирусами инфекционного ринотрахеита и вирусной диареей, а также при хроническом отравлении. Наряду с этим в ряде случаев заболеванию предшествовала плановая профилактическая вакцинация против ящура, пастереллеза и других инфекций. Было установлено, что ошибки при клинической диагностике злокачественной катаральной лихорадки произошли в основном в регионах, неблагополучных по ящуру, где обследование крупного рогатого скота проводили недостаточно подготовленные для этой цели ветеринарные специалисты. В большинстве случаев ветеринарные работники ориентировались на обильное и длительное слюнотечение, а также длительное время сохранности выделенной слюны в виде пены. Все вышеуказанное свидетельствует о необходимости учета злокачественной катаральной горячки при клинической диагностике ящура.

Ключевые слова: крупный рогатый скот, овцы, герпесвирус, злокачественная катаральная горячка, ящур, вирусная диарея, инфекционный ринотрахеит, слюнотечение, воспаление, лихорадка, слизистые оболочки, ротовая и носовая полости, конъюктивиты, гибель животных.

Сведения об авторах:

Мищенко Алексей Владимирович, кандидат ветеринарных наук, заместитель директора по НИР и мониторингу ФГБУ "ВНИИЗЖ"; 600901, г. Владимир, мкр. Юрьевец; тел. (4922)26-06-14; e-mail: mischenko@arriah.ru.

Фомина Светлана Николаевна, кандидат ветеринарных наук, заведующая референтной лабораторией диагностики ящура ФГБУ "ВНИИЗЖ"; 600901, г. Владимир, мкр. Юрьевец; тел. (4922)26-06-14; e-mail: fomina@arriah.ru.

Мищенко Владимир Александрович, доктор ветеринарных наук, профессор, главный научный сотрудник сектора эпизоотологии болезней крупного рогатого скота ФГБУ "ВНИИЗЖ"; 600901, г. Владимир, мкр. Юрьевец; тел. (4922)26-06-14; e-mail: mishenko@arriah.ru.

Джаилиди Георгий Анастасович, кандидат биологических наук, руководитель государственного управления ветеринарии Краснодарского края; 350000, г. Краснодар, ул. Рашпилевская, 36; тел.: 8(861)262-19-23; e-mail: dga@uv.krasnodar.ru.

Шевкопляс Владимир Николаевич, доктор ветеринарных наук, профессор, начальник управления внутреннего ветеринарного надзора Россельхознадзора России; 107139, г. Москва, Орликов переулок, 1/11; тел: 8(499)975-19-56; e-mail: shevkoplyasvn@gmail.com.

Ответственный за переписку с редакцией: Черных Олег Юрьевич, доктор ветеринарных наук, директор ГБУ КК "Кропоткинская краевая ветеринарная лаборатория"; 352380, Краснодарский край, г. Кропоткин, ул. Красноармейская, д. 303; 8 (86138) 6-23-14; e-mail: gukkvl50@kubanvet.ru.

UDC 619:616:98:578:636.2

BOVINE MALIGNANT CATARRHAL FEVER

Mishchenko A.V., Fomina S.N., Mishchenko V.A., Dzhailidi G.A., Shevkoplyas V.N., Chernykh O.Yu.

Summary. Data on frequently registered sporadic acute infectious disease of large horned cattle - malignant catarrhal fever - are presented in the article. Characteristic feature of the epizootic disease is the absence of contagiousness among the livestock of large horned cattle. Most frequently disease is registered in private farms, where cattle is kept and grazed together with sheep and goats. Clinical signs of the disease (hypersalivation, nasal discharge, suppression, high temperature, feed refusal, lesions on oral mucous membrane, etc.) were reminiscent of foot-and-mouth disease in vaccinated against FMD cattle, so it led to mistakes in clinical diagnostics. Pathological changes were not recorded in sheep and goats. Particular difficulties arise with the clinical diagnostics of the disease in the buffer zone of FMD, i.e. in the area of systematic vaccination against foot-and-mouth disease. It was found that in some cases malignant catarrhal fever occurred in large horned cattle simultaneously at babesiosis, infectious bovine rhinotracheitis and viral diarrhea, as well as at chronic poisoning. In addition, in some cases, the disease was preceded by a planned prophylactic vaccination against FMD, pasteurellosis and other infections.All this suggests the necessity of the account of malignant catarrhal fever in the clinical diagnosis of foot-and-mouth disease.

Keywords: large horned cattle, sheep, herpesvirus, malignant catarrhal fever, foot-and-mouth disease, viral diarrhea, infectious bovine rhinotracheitis, salivation, inflammation, fever, mucous membranes, oral and nasal cavities, conjunctivitis, animal mortality.

References:

  1. Akulov A.V., Apatenko V.M., Arkhipov N.I. Patologoanatomicheskaya diagnostika bolezney krupnogo rogatogo skota [Pathologic diagnostics of diseases large horned cattle]. - Agropromizdat. - Moscow, 1987. - pp. 153-158.
  2. Arkhipov N.I., Chevelev S.F., Bragin G.I. Patologoanatomicheskaya diagnostika virusnykh bolezney zhivotnykh [Pathoanatomical diagnostics of viral diseases of animals]. - Kolos. - Moscow, 1984. - pp. 64-66.
  3. Jensen R., McKay D. Bolezni krupnogo rogatogo skota pri promyshlennom otkorme [Bovine diseases at commercial fattening]. - Kolos. - Moscow, 1977. - pp. 22-28.
  4. Zakutsky N.I., Khukhorov I.Yu., Zhesterev V.I. Gerpesvirusnyye bolezni zhivotnykh [Herpesvirus diseases of animals]. - Foliant. - Vladimir (Pokrov), 2003. - pp. 88-96.
  5. Mishchenko A.V., Mishchenko V.A., Dzhailidi G.A. Oshibki pri klinicheskoy diagnostike yashchura u krupnogo rogatogo skota [Clinical diagnostics' errors at foot-and-mouth disease in large horned cattle]. - VeterinariyaKubani. - Krasnodar, 2014 (1). - pp. 22-23.
  6. Murueva G.B. Epizootologicheskie i klinicheskie osobennosti zlokachestvennoy kataralnoy goryachki krupnogo rogatogo skota pri ekstensivnom vedenii zhivotnovodstva [Epizootological and clinical features of malignant catarrhal fever of large horned cattle at extensive livestock farming]. - Vestnik BSAA. - Ulan-Ude, 2013 (3). - pp. 24-29.
  7. Samuylenko A.Ya., Solovyev B.V., Nepoklonov Ye.A., Voronin Ye.S. Infektsionnaya patologiya zhivotnykh [Animal infectious pathology]. - Akademkniga. - Moscow, 2006 (1). - pp. 687-691.
  8. Syurin V.N., Fomina N.V. Chastnaya veterinarnaya virusologiya [Private veterinary virology]. - Kolos. - Moscow, 1979,70- 72.
  9. Yurov K.P., Shulyak A.F Gerpesvirusy - vozbuditeli massovykh zabolevaniy krupnogo rogatogo skota [Herpes viruses - causative agents of mass diseases of large horned cattle]. - Veterinariya. - Moscow,1998 (11). - pp. 10-12
  10. Shevchenko A.A., Shevchenko L.V., Zerkalev D.Yu., Chernykh O.Yu., Dzhailidi G.A. Profilaktika i meropriyatiya po likvidatsii zlokachestvennoy kataralnoy goryachki [Prophylaxis and eradication activities at malignant catarrhal fever]. - KubSAU.-Krasnodar 2013. - 14 p.
  11. -14. Vide supra.

Author affiliation:

Mishchenko Aleksey V., Ph.D. in Veterinary Medicine, Deputy Director for Research and Monitoring of the Federal State Establishment "Federal Centre of Animal Health" (FSE "All-Russian Research Institute of Animal Health"); mcrd. Yurjevets, Vladimir, Russia, 600901; phone: (4922) 26-17-65; e-mail: mishenko@arriah.ru.

Fomina Svetlana N., Ph. D. in Veterinary Medicine, FMD diagnostics referential laboratory manager of the Federal State Establishment "Federal Centre of Animal Health" (FSE "All-Russian Research Institute of Animal Health"); mcrd. Yurjevets, Vladimir, Russia, 600901; phone: (4922) 26-17-65 20-83.

Mishchenko Vladimir A., D.Sc. in Veterinary Medicine, professor, chief expert for bovine diseases of Federal State Establishment "Federal Centre of Animal Health" (FSE "All-Russian Research Institute of Animal Health"); mcrd. Yurjevets, Vladimir, Russia, 600901; phone: (4922) 26-17-65 20-83; e-mail: mishenko@arriah.ru.

DzhailidiGeorgy A., Ph.D. in Biology, Head of the State Veterinary Department of Krasnodar region; 36, Rashpilevskaya st., Krasnodar, 350000; phone: 8 (861) 262-1923; e-mail: dga@uv.krasnodar.ru.

Shevkoplyas Vladimir N., D.Sc. in Veterinary Medicine, professor, Head of the Directorate for Domestic Veterinary Surveillance of the Federal Service for Veterinary and Phytosanitary Surveillance of the Russian Federation; 1/11, Orlikov per., Moscow, 107139; (499) 975-19-56; e-mail: shevkoplyasvn@gmail.com.

Responsible for correspondence with the editorial board: Chernykh Oleg Yu., D.Sc. in Veterinary Medicine, director of the Kropotkin territorial veterinary laboratory; 303, Krasnoarmeyskaya st., Kropotkin, 352380; phone: 8(86138) 6-2314; e-mail: gukkvl50@kubanvet.ru.

 

   
2011 © Ветеринария Кубани Разработка сайта - Интернет-Имидж